Конвенция ООН о морской перевозке грузов 1978 года (Гамбургские правила)

 

О Конвенции

 

Третьим по счету международным соглашением частного морского права стали Гамбургские правила. Вслед за Гаагскими и Гаагско-Висбийскими правилами Гамбургские правила пополнили правовое поле в отношении регулирования международной морской перевозки грузов.
Современное международное частное морское право не предусматривает возможности одновременного участия того или иного государства в различных нормативных актах, касающихся регламентации и регулирования условий договора международной морской перевозки груза. Тому причиной вступление в законную силу 1 ноября 1992 г. Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов 1978 г., именуемой также "Гамбургскими правилами" (Приложение III к Заключительному акту Конференции ООН по морской перевозке грузов "Резолюция, принятая Конференцией Организации Объединенных Наций по морской перевозке грузов").

И до этого события параллельное существование Гаагских и Гаагско-Висбийских правил означало две группы стран - участниц соответствующего соглашения. Другое дело, что "плавное перетекание" государств путем ратификации протоколов 1968 и 1979 гг. из одной конвенции в другую не приводило к существенным изменениям: и Гаагские, и Гаагско-Висбийские правила не только построены по одним и тем же принципам, но и имеют более половины одинаковых статей.
Теперь же статья 31 Гамбургских правил четко предписывает любому государству, официально присоединившемуся к Конвенции и являющемуся стороной Гаагских или Гаагско-Висбийских правил, уведомить Правительство Бельгии как депозитария Международной конвенции для унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г. и/или Протокола (протоколов) о поправках к этой Международной конвенции 1968 и 1979 гг. о денонсации указанных документов в связи со вступлением в законную силу в отношении данного государства Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов 1978 г. Таким образом, мы можем констатировать, что Гамбургские правила являются третьим альтернативным нормативным актом международного частного морского права по отношению как к Гаагским правилам, так и к Гаагско-Висбийским правилам.
Текст Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. (Гамбургские правила) стал приложением I Заключительного акта Конференции ООН по морской перевозке грузов, состоявшейся с 6 по 31 марта в Гамбурге (Федеративная Республика Германия). Конференция ООН была созвана в соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 31/100 от 15 декабря 1976 г. на основании проекта Конвенции о морской перевозке грузов, содержавшегося в гл. IV доклада Комиссии ООН по праву международной торговли в работе ее IX сессии.
На Конференции были представлены 78 государств: Австралия, Австрия, Алжир, Аргентина, Бангладеш, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Бельгия, Берег Слоновой Кости, Болгария, Боливия, Бразилия, Ватикан, Венгрия, Венесуэла, Габон, Гана, Германская Демократическая Республика, Федеративная Республика Германия, Гондурас, Греция, Дания, Демократический Йемен, Египет, Заир, Индия, Индонезия, Ирак, Иран, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Кения, Колумбия, Корейская Республика, Куба, Кувейт, Либерия, Маврикий, Мадагаскар, Малайзия, Мексика, Нигерия, Нидерланды, Норвегия, Объединенная Республика Камерун, Объединенная Республика Танзания, Оман, Пакистан, Панама, Перу, Польша, Португалия, Румыния, Сенегал, Сингапур, Сирийская Арабская Республика, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки, Союз Советских Социалистических Республик, Сьерра-Леоне, Таиланд, Тринидад и Тобаго, Тунис, Турция, Уганда, Украинская Советская Социалистическая Республика, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия, Чили, Швейцария, Швеция, Эквадор, Югославия, Ямайка и Япония. Государство Гватемала направило на Конференцию своего наблюдателя.
В качестве наблюдателей в работе Конференции принимали участие представители следующих межправительственных и неправительственных организаций: специализированные учреждения (Международный валютный фонд, Межправительственная морская консультативная организация), органы ООН (Конференция ООН по торговле и развитию, Экономическая комиссия для Африки), другие межправительственные организации (Сообщество и Общий рынок стран Карибского бассейна, Центральное бюро международных железнодорожных перевозок - Европейский совет, Организация экономического сотрудничества и развития), неправительственные организации (Балтийская и международная морская конференция, Международная торговая палата, Международная палата по судоходству, Международный морской комитет, Международная ассоциация судовладельцев, Международный союз морского страхования, Латиноамериканская ассоциация судовладельцев).
Текст Конвенции (Гамбургских правил) был утвержден Конференцией 30 марта 1978 г. (Doc. A/CONF. 89/13, 30 March 1978, Annex I, II). Конвенция была открыта для подписания на заключительном заседании Конференции 31 марта 1978 г., а также в центральных учреждениях в Нью-Йорке до 30 апреля 1979 г., после чего присоединение к ней осуществлялось в соответствии с ее положениями. Конвенция была сдана на хранение Генеральному секретарю ООН.

Конференция приняла также Общую договоренность (приложение II к Заключительному акту) и Резолюцию (приложение III) (Конференция ООН по морской перевозке грузов. Гамбург, 6 - 31 марта 1978 года. Официальные отчеты. Нью-Йорк, ООН).

Конвенция ООН о морской перевозке грузов 1978 г. (Гамбургские правила) состоит из Преамбулы и семи частей. Текст Конвенции изложен в 34 статьях. Конвенция принята в единственном экземпляре, равно аутентичные тексты документа изложены на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках.

 

Общие положения Конвенции

 

Часть I Конвенции "Общие положения" состоит из трех статей (статьи 1 - 3) и содержит наиболее важные определения и сферу применения и толкования Конвенции.
Статья 1 Конвенции (Гамбургских правил) содержит нормы-дефиниции.
"Перевозчик" определен как любое лицо, которое или от имени которого с грузоотправителем заключен договор морской перевозки груза. Данное понятие определяет правовое положение перевозчика. Перевозчик является одной из двух сторон договора международной морской перевозки груза. Другой стороной договора обозначен грузоотправитель.
"Грузоотправитель" (Синонимом термина "грузоотправитель" является термин "отправитель", который используется в некоторых международных транспортных конвенциях, например в Гаагских правилах и Гаагско-Висбийских правил), в свою очередь, определен в качестве лица, которым или от имени, или от лица которого заключен договор морской перевозки груза с перевозчиком, или в качестве лица, которым или от имени, или от лица которого груз фактически сдается перевозчику в связи с договором морской перевозки.

Такое определение правового положения и статуса отправителя дает возможность квалифицировать договоры международной морской перевозки груза по двум видам.
1. Когда грузоотправитель будет являться лицом, заблаговременно заключившим договор морской перевозки с перевозчиком, то такой договор, скорее всего, можно будет квалифицировать в качестве консенсуального договора (В определении термина "грузоотправитель" (в первой его части) заключение договора морской перевозки с перевозчиком не связывается с вручением груза перевозчику). В этом случае права и обязанности сторон по нему возникают с момента его заключения.

2. Если же грузоотправитель будет являться лицом, которым фактически сдается груз в связи с договором перевозки, то такой договор можно будет квалифицировать в качестве реального (фактического) договора перевозки. В этом случае права и обязанности сторон по такому договору возникают лишь с момента приема груза к перевозке перевозчиком.
Дуализм видов договорных отношений по морской перевозке грузов расширяет возможности сторон и основания, по которым грузоотправитель и перевозчик вступают в договорно-правовые отношения. Речь может идти о бланкетных договорах международной морской перевозки грузов (генеральных соглашениях), при которых грузоотправитель и перевозчик вступают в долговременные отношения друг с другом, дополняя при этом императивные нормы международного и применимого национального права иными необходимыми условиями. С равным успехом могут применяться договоры по форме безусловного акцепта твердой оферты, основанные на обязательствах линейного перевозчика не только по перевозке, но и по букированию (бронированию) морского тоннажа под запрашиваемые объемы перевозимого груза и гарантии уплаты фрахта. Одновременно могут строиться отношения по договорам международной морской перевозки грузов, основанные на фактическом предъявлении грузоотправителем линейному перевозчику грузов на судно, уже поставленное к причалу под погрузку.
"Договор морской перевозки" означает любой договор, в соответствии с которым перевозчик за уплату фрахта обязуется перевести груз морем из одного порта в другой; однако договор, охватывающий перевозку морем, а также перевозку каким-либо иным способом, рассматривается как договор морской перевозки для целей Конвенции лишь в той степени, в какой он относится к перевозке морем.
Из приведенного определения договора морской перевозки груза следует извлечь несколько его существенных условий. Во-первых, еще раз подтверждается, что перевозчик является стороной договора морской перевозки. Во-вторых, договор морской перевозки грузов является возмездным (Здесь присутствует принципиальное отличие от Гаагских и Гаагско-Висбийских правил: ни в тех ни в других нет никаких упоминаний и признаков перевозки грузов за плату). В-третьих, обозначена основная функция перевозчика - перевозка грузов морем из одного порта в другой порт (Еще одно отличие от двух вышеупомянутых Конвенций: в Гаагских и Гаагско-Висбийских правилах перевозка грузов охватывает период от момента погрузки до момента выгрузки).

И наконец, положениями Конвенции определена одна из сфер правового регулирования договора морской перевозки: Гамбургские правила регулируют только те положения договора перевозки, которые относятся к перевозке грузов морем. В договор международной морской перевозки грузов может быть включено множество иных условий, о которых перевозчик и грузоотправитель пришли к соглашению (складские операции с грузами в портах отправления и/или назначения, перевозка грузов иными видами транспорта, следование груза на судне по внутренним ввозным путям и пр.). Однако положениями Конвенции регулируются только частноправовые отношения по договору, связанные только с морской перевозкой грузов.
"Грузополучатель" определен Конвенцией в качестве лица, управомоченного на получение груза. Здесь важно отметить, что грузополучатель обозначен субъектом договора международной морской перевозки груза, но не стороной такого договора. Грузополучатель не обременен обязанностями получения груза от перевозчика, но обладает правом получения груза, т.е. правом требования выдачи ему груза перевозчиком. Такое правовое положение грузополучателя отвечает формальному определению договора морской перевозки груза, заключенного, напомним, между перевозчиком и грузоотправителем. Следовательно, в соответствии с положениями Гамбургских правил договор морской перевозки не является договором, заключенным в пользу какого-либо третьего лица, например грузополучателя.
"Коносамент" определен Конвенцией в качестве документа, подтверждающего факт заключения (наличия) договора морской перевозки, а также приема или погрузки груза перевозчиком. Коносамент не является договором морской перевозки, но подтверждает его. Наличие коносамента свидетельствует о том, что договор морской перевозки грузов был заключен, хотя и не указывает на форму такого соглашения. В этом проявляется первая функция коносамента.
Вторая функция коносамента заключается в том, что этот документ подтверждает факт приема груза к перевозке или факт погрузки груза на судно. Второе обстоятельство не означает, что в обязанности перевозчика входит погрузка груза на борт судна. Морской перевозчик может принять груз к перевозке, когда тот еще не погружен на судно. Тогда говорят о "коносаменте на груз, принятый к перевозке". Если выдается "бортовой коносамент", то подразумевается, что груз не только находится в ведении перевозчика, но и пересек поручни (рейлинги) судна. Следует отметить, что с даты приема груза к перевозке, указанной в коносаменте, начинается период ответственности морского перевозчика по грузу. Причем неважно, будет это бортовой коносамент или коносамент на груз, принятый к перевозке.
Однако различия в выданных перевозчиком коносаментах имеют значение для продавца товара, если расчеты по международному договору купли-продажи проходят по аккредитивной форме. Здесь грузоотправитель (он же продавец товара) должен требовать от перевозчика выдачи именно бортового коносамента.

В соответствии с коносаментом перевозчик обязуется сдать груз грузополучателю против предъявления этого документа. Указание в документе на конкретное лицо, которое может потребовать выдачи груза, или на то, что груз должен быть сдан по приказу поименованного в коносаменте лица или по приказу предъявителя документа, представляет собой безусловное обязательство. Такое определение Конвенцией лица, которому перевозчик обязуется сдать груз, соответствует трем общепринятым формам морского коносамента: именной коносамент (выдать груз конкретно указанному в коносаменте лицу), ордерный коносамент (выдать груз приказу лица, указанному последним в непрерывном ряду переуступочных надписей в графе "Приказу" ("TO ORDER" (англ.))) и коносамент на предъявителя (выдать груз лицу, предъявившему коносамент).

Конвенцией определено понятие "фактический перевозчик". Таковым обозначено лицо, которому перевозчиком поручено осуществление перевозки груза или части перевозки. Фактический перевозчик является иным лицом, нежели перевозчик. Следует отметить, что, несмотря на договорные отношения по морской перевозке груза между грузоотправителем и перевозчиком, осуществлением обозначенной в договоре перевозки может заниматься иное, нежели сам перевозчик, лицо. Грузоотправитель не состоит в договорных отношениях по морской перевозке груза с фактическим перевозчиком.
В аутентичном тексте Конвенции на русском языке указано, что осуществление морской перевозки перевозчик поручает (выделено Авт.) фактическому перевозчику. Однако не следует буквально понимать, что отношения между перевозчиком и фактическим перевозчиком строятся на основании договора поручения, например, так, как это предписано гл. 49 ГК РФ ("Поручение"). Очевидно, что вряд ли фактический перевозчик будет оказывать перевозчику посреднические услуги только юридического характера. Но вид, форма и характер договорных отношений между перевозчиком и фактическим перевозчиком Конвенцией не определены.
Конвенцией определено понятие "груз", которое включает в категорию грузов живых животных и конкретизирует дефиницию "груз" для тех случаев, когда грузы объединены для целей перевозки в контейнеры, паллеты и иные приспособления, формирующие укрупненные места (В Гаагских и Гаагско-Висбийских правилах (п. "c" ст. 1 и тех и других) из категории "грузы" были исключены живые животные и грузы, перевозимые на палубе). Декларируется, что если такие приспособления предоставлены грузоотправителем, то в понятие "груз" включаются не только сами грузы, но и консолидирующие их контейнеры, паллеты и пр. Здесь важно обратить внимание на формулировку "предоставлены грузополучателем". Груз - это то, что предоставлено грузополучателем или лицом, действующим от его имени, например транспортным экспедитором (экспедитором).

 

Сфера применения Конвенции

 

Статья 2 посвящена определению сферы применения Гамбургских правил. Ранее было указано, что положения Конвенции регулируют условия международного договора перевозки груза морем. Рассматриваемая статья определяет международно-правовую юрисдикцию договора морской перевозки, регулируемого Конвенцией.
Определено пять признаков, по которым положения Конвенции применяются к договору морской перевозки груза. Первые три (a, b, c) относятся к идентификации договора морской перевозки по пунктам начала или окончания маршрута следования грузов морским путем.
Итак, положения Гамбургских правил применяются ко всем договорам морской перевозки между двумя различными государствами (международный характер договора), если:
- порт погрузки находится в одном из государств - участников Конвенции, или
- порт выгрузки находится в одном из государств - участников Конвенции, или
- один из опционных портов выгрузки является фактическим портом выгрузки и этот порт находится в одном из государств - участников Конвенции (Отнесение к сфере применения Конвенции по порту выгрузки - новая норма по отношению к Гаагским и Гаагско-Висбийским правилам).

Таким образом, Конвенцию можно квалифицировать в качестве нормативного акта международного частного транспортного права, носящего открытый характер. Для подпадания под юрисдикцию Конвенции достаточно того, чтобы договор морской перевозки грузов либо начинался, либо заканчивался в стране - участнице Конвенции.
Четвертый идентификационный признак (d) правоприменения положений Конвенции является документарным, хотя можно утверждать, что он вытекает из положений, определяющих первый признак. Положения Конвенции применяются к договорам международной морской перевозки грузов, если коносамент или другой документ, подтверждающий наличие договора, выдан в стране - участнице Конвенции. Здесь можно проследить причинно-следственную связь: если порт погрузки находится в стране - участнице Конвенции, то в нем начинается действие договора международной морской перевозки грузов, а следовательно, в этом порту, скорее всего, должен быть оформлен коносамент или любой иной заменяющий его документ.
Следует особо остановиться на содержании подпункта "е" пункта 1 статьи 2. Из него следует, что любой договор международной морской перевозки грузов будет регулироваться положениями Гамбургских правил, если коносамент или другой документ, подтверждающий договор перевозки, предусматривает, что такой договор должен регулироваться положениями Конвенции или законодательством государства, вводящим их (положения Конвенции) в действие. Толкование этой нормы можно разделить на две составляющие.
Во-первых, любая оговорка в коносаменте или другом заменяющем его документе о том, что данный договор морской перевозки груза регулируется положениями Конвенции, является абсолютной и исчерпывающей. Конкретное указание на юрисдикцию Конвенции превалирует над национальной принадлежностью портов погрузки или выгрузки, указанных в договоре морской перевозки грузов и коносаменте, так как эти порты указаны для целей договора перевозки, т.е. в связи с необходимыми для работ портами отправления и назначения перевозимого морским путем груза.
Во-вторых, можно вообще не указывать на юрисдикцию Конвенции, сделав отсылку в коносаменте или заменяющем его документе на национальное законодательство государства, в рамках положений которого международные морские перевозки грузов регулируются Гамбургскими правилами. Речь фактически идет об указании в коносаменте законодательства страны - участницы Конвенции.
Важной, но обычной для нормативных актов транспортного права является оговорка о том, что положения Конвенции применяются независимо от национальной принадлежности судна, перевозчика, фактического перевозчика, грузоотправителя, грузополучателя или любого другого заинтересованного лица.
Положения Гамбургских правил не применяются к чартерам. Конвенция регулирует отношения, связанные с договорами морской перевозки, а не с договорами имущественного найма судов (аренды судов) с экипажем (тайм-чартер) или без экипажа (бербоут-чартер). Однако когда коносамент выдается согласно чартеру (Здесь речь идет о чартере как о договоре перевозки. В российском законодательстве такой договор перевозки определен, в частности, положениями ст. 115 КТМ РФ), положения Конвенции применяются к такому коносаменту, если он регулирует отношения между перевозчиком и держателем коносамента, не являющимся фрахтователем.

Статья 3 еще раз указывает на международный характер Конвенции, т.е. на то, что ее положения регулируют только условия и положения договора международной морской перевозки грузов, когда порт погрузки и предполагаемый порт выгрузки (разгрузки) расположены в различных государствах.
Основные регулирующие нормы содержатся в частях II - V Конвенции. Структурно они расположены в следующем порядке: ответственность перевозчика, ответственность грузоотправителя, транспортные документы, требования и иски.

 

Ответственность перевозчика

 

Часть II Гамбургских правил: "Ответственность перевозчика" изложена в восьми статьях (ст. ст. 4 - 11). Сначала определяется период ответственности перевозчика (статья 4).
Кроме непосредственно правил определения периода ответственности перевозчика данная статья раскрывает два важнейших концептуальных положения международного транспортного права: дальнейшее толкование правового положения грузополучателя и ответственность перевозчика и грузополучателя за действия своих служащих и агентов.
Здесь важно уточнить, а именно это следует из положений Конвенции, что ответственность перевозчика имеет отношение к грузу, который согласно определению договора морской перевозки должен быть доставлен из порта погрузки (отправления) в порт разгрузки (назначения). Надлежащее исполнение перевозчиком обязанностей по договору морской перевозки заключается в своевременной доставке груза без изменений его количества и качества. Поэтому Конвенцией используется формулировка "ответственность перевозчика за груз" (статья 4).
Период ответственности перевозчика за груз охватывает период, в течение которого груз находится в ведении перевозчика. А так как речь идет о периоде ответственности перевозчика в рамках сферы действия Конвенции, период ответственности ограничен пространственными рамками "порт погрузки (отправления) - перевозка - порт разгрузки (назначения)".
Гамбургские правила предлагают считать, что груз находится в ведении перевозчика с момента, когда он принял груз от грузоотправителя (в порту погрузки) или лица, действующего от имени грузоотправителя, до момента, когда он сдал груз путем его передачи грузополучателю (в порту разгрузки).
Для достижения общности в понимании всевозможного перечня лиц, которые могут передавать груз для целей перевозки перевозчику, и лиц, которым перевозчик может сдать груз, Конвенцией также указано, что таковыми лицами в портах погрузки и разгрузки могут быть органы или третьи лица, которые вступают во взаимоотношения с перевозчиком по сдаче или приему груза на основании действующих на соответствующих территориях законов и правил. Таковыми лицами в силу различных обстоятельств, но на основании действующих законов и правил могут быть пограничные, таможенные, полицейские, санитарные, ветеринарные, карантинные и иные государственные или правительственные органы соответствующих государств и территорий.
Подпункт "ii" подпункта "b" пункта 2 статьи 4 определяет обстоятельства и соответствующие действия перевозчика в тех случаях, когда грузополучатель не принимает груз от перевозчика. Для целей этой статьи для перевозчика обозначена процедура выдачи груза в порту разгрузки (назначения) соответствующим органам, которая заканчивает период ответственности перевозчика по грузу. Однако это позволяет сделать и другой вывод. Грузополучатель обладает правом принимать или не принимать груз от перевозчика, что соответствует содержанию нормы-дефиниции, рассмотренной выше (статья 1).
Положения статьи указывают также на то, что понятия "перевозчик" и "грузополучатель" включают в себя агентов и служащих перевозчика и грузополучателя.
Статья 5 Конвенции содержит важнейшую норму, указывающую на императивную ответственность, которую перевозчик несет за ущерб, являющийся результатом утраты или повреждения груза, а также задержки в сдаче (доставке), если обстоятельства, вызвавшие утрату, повреждение или задержку, имели место в то время, когда груз находился в его ведении.
Содержание этой нормы вместе с содержанием приложения II "Общая договоренность, принятая Конференцией ООН по морской перевозке грузов" в явной форме указывает, что ответственность перевозчика основана на принципе презумируемой вины. Это означает, что, как правило, бремя доказывания возлагается именно на перевозчика, за исключением отдельных случаев, изменяющих это правило.
Перевозчик будет освобожден от ответственности за причиненный ущерб, если докажет, что он, его служащие и агенты приняли все меры, которые могли разумно требоваться, чтобы избежать таких обстоятельств и их последствий.
В тех случаях, когда вина перевозчика, его агентов или служащих сочетается с другой причиной в возникновении утраты, повреждения или задержки в сдаче (доставке), перевозчик несет ответственность лишь в той степени, в какой утрата, повреждение или задержка в сдаче (доставке) обусловлены виной перевозчика, его служащих и агентов. При этом перевозчик должен доказать размер утраты, повреждения или задержки в сдаче (доставке) груза, которые не обусловлены виной с его стороны.
Перечня общих оснований, формально указывающих на причины, дающие перевозчику право на освобождение от ответственности по грузу (каталога исключений), в отличие от Гаагских и Гаагско-Висбийских правил, Конвенция не содержит, за исключением некоторых обстоятельств возникновения ущерба, вызванного пожаром на судне; ущерба, связанного с перевозкой живых животных, а также ущерба в результате принятия мер по спасанию жизни или имущества на море (пункты 4 - 6 статьи 5).
Следует обратить особое внимание на то, что Конвенцией не определены не только конкретные размеры ответственности перевозчика за ущерб, причиненный утратой или повреждением груза, а также задержкой в сдаче (доставке) груза, но и даже самые общие принципы и правила исчисления причиненного перевозчиком ущерба по указанным основаниям. Такое построение нормы международного частного права приводит к тому, что конкретный размер ущерба должен определяться на основании норм применимого национального законодательства. Поэтому в договоре международной морской перевозки груза следует указывать, под юрисдикцией национального права какой страны находятся положения договора, не регулируемые положениями Конвенции. Если такого указания в явной форме в договоре международной морской перевозки не окажется, то норма применимого права будет определяться на основе коллизионных норм закона страны суда.
В российском законодательстве размер ответственности морского перевозчика за утрату или повреждение груза исчисляется по правилам статьи 169 КТМ РФ. Согласно пункту 2 указанной статьи общая сумма, подлежащая возмещению, исчисляется исходя из стоимости груза в том месте и в тот день, в которые груз был выгружен или должен был быть выгружен с судна в соответствии с договором морской перевозки груза. Такая норма КТМ РФ в полной мере соответствует положениям Гаагско-Висбийских правил (подпункт b пункта 5 статьи 4).
Понятия "утрата" и "повреждение" груза считаются очевидными ("Очевидность" утрат или повреждений груза следует понимать буквально. Очевидные утраты и повреждения можно установить визуальным способом при приеме груза от перевозчика) и Конвенцией не конкретизируются. В отношении задержки в сдаче (доставке) груза Гамбургскими правилами определено, что таковая имеет место, если груз не сдан в порту разгрузки в пределах срока, прямо определенного договором морской перевозки, а при отсутствии такого соглашения - в пределах срока, который было бы разумно требовать от заботливого перевозчика с учетом конкретных обстоятельств. Из этого следует, что срок доставки груза может быть определен сторонами в договоре морской перевозки и указан в перевозочном документе, его подтверждающем, например в коносаменте.

Основываясь на понимании того, что задержка в сдаче (доставке) груза не может быть бесконечной, Конвенцией определены сроки перехода нарушения перевозчиком срока доставки в полную юридическую утрату (Речь идет не о фактической утрате, а именно о юридической утрате груза. Груз может существовать фактически, например, будучи доставленным в другой порт разгрузки (назначения). Однако для грузополучателя он будет полностью утраченным юридически) всего груза. Определено, что лицо, управомоченное заявить требование, может считать груз утраченным, если он не был сдан грузополучателю в порту разгрузки в пределах 60 календарных дней по истечении срока доставки, определенного так, как было указано выше. При современных скоростях движения морских судов (до 30 узлов, или более 50 км в час) дополнительные (к разумным срокам доставки) 60 дней вполне достаточны, чтобы переместить груз в любой порт мира.

Несмотря на то что для определения конкретного размера ущерба, связанного с утратой или повреждением груза, а также задержкой в сдаче (доставке), Гамбургские правила отсылают к нормам применимого национального права, Конвенцией определены пределы ответственности перевозчика по грузу (статья 6).
В отношении ущерба за утрату или повреждение груза ответственность перевозчика ограничивается суммой, полученной в результате сравнения двух величин: 835 расчетных единиц за каждое грузовое место или иную единицу отгрузки и 2,5 расчетной единицы за каждый килограмм утраченного или поврежденного груза. Большая из двух величин и будет являться пределом ответственности перевозчика.
Расчетная единица является единицей специальных прав заимствования (СПЗ-SDR) (SDR (англ.) - Special Drawing Rights), как она определена Международным валютным фондом. Суммы, определяющие пределы ответственности перевозчика, переводятся в национальную валюту государства в соответствии со стоимостью этой валюты на дату судебного решения или на дату, согласованную сторонами (статья 26).

В качестве грузовых мест или единиц отгрузки понимаются используемые для объединения товаров контейнеры, паллеты и иные подобные приспособления. Но только в тех случаях, когда именно такое оборудование и такие приспособления, а не размещенные в них грузы указаны в коносаменте или ином перевозочном документе в качестве перевозимого груза. Из содержания коносамента должно в явной форме следовать, что именно контейнер с находящимся внутри грузом является грузовым местом или единицей отгрузки.
Утрата самого транспортного оборудования или приспособлений для перевозки (контейнеров, паллетов и пр.) рассматривается как утрата отдельных грузовых мест, за исключением случаев, когда такое оборудование или такие приспособления являются собственностью перевозчика или предоставлены им. Это правило чаще всего применяется при определении размера ущерба, связанного с повреждением или утратой порожних контейнеров.
Ответственность перевозчика за нарушение сроков доставки груза, как в некоторых других нормативных международных и национальных актах транспортного права, определяется по принципу возмещения перевозчиком не всех убытков, а только исключительной неустойки (Подобные нормы в Гаагских и Гаагско-Висбийских правилах отсутствуют). Выплата такой неустойки исключает возможность требований к перевозчику по возмещению еще какого-либо иного ущерба. В Гамбургских правилах не нарушаются общепринятые правила исчисления исключительной неустойки, максимальный размер которой привязывается в той или иной мере к размеру подлежащего уплате фрахта, т.е. плате перевозчику за услуги по договору перевозки.

Из положений подпункта (b) пункта 1 статьи 6 следует, что размер исключительной неустойки (штрафа за задержку груза) не может быть выше 2,5-кратной ставки фрахта, которая была уплачена или подлежит уплате за задержанный в доставке груз. Однако совокупный размер штрафа (исключительной неустойки) не может превышать размер фрахта по договору морской перевозки груза. На практике бывают достаточно редкими случаи, когда с задержкой в доставке грузополучателю выдается лишь какая-либо часть груза, указанная в коносаменте или ином перевозочном документе. Поэтому чаще исключительная неустойка ограничена обозначенной в договоре стоимостью услуг морского перевозчика.
Если у перевозчика одновременно наступает ответственность и за повреждение или утрату груза, и за нарушение срока доставки груза, то совокупная ответственность морского перевозчика не может быть выше, чем пределы ответственности перевозчика как за полную утрату всего груза: 835 расчетных единиц за каждое грузовое место или иную единицу отгрузки и 2,5 расчетной единицы за каждый килограмм утраченного или поврежденного груза.
Пределы ответственности перевозчика, установленные Конвенцией, не являются императивными. Они представляют собой величины, которые не могут быть уменьшены по любым соглашениям сторон договора морской перевозки груза. Однако по соглашению между грузоотправителем и перевозчиком в договоре перевозки могут быть установлены иные пределы ответственности, превышающие пределы ответственности, установленные Конвенцией.
Здесь следует еще раз обратить внимание на то, что принципы и правила определения конкретного размера ущерба за повреждение и утрату груза устанавливаются нормами применимого национального права (Если договор морской перевозки груза заключен в соответствии с Гамбургскими правилами). Следуя этому, перевозчики, как правило, не соглашаются на установление в договорах международной морской перевозки груза новых пределов ответственности, превышающих размеры, установленные национальным транспортным правом.

В КТМ РФ ограничения ответственности перевозчика установлены правилами статьи 170. Они соответствуют нормам, установленным в Гаагско-Висбийских правилах: 2 SDR за килограмм массы брутто или 666,67 SDR за место или иную единицу отгрузки, в зависимости от того, какая сумма выше.
Анализ оснований ответственности перевозчика и пределов ответственности перевозчика по Гамбургским правилам позволяет сделать еще один важный вывод: в Конвенции отсутствуют нормы, предусматривающие возврат перевозчиком правомочному по договору лицу фрахта, относящегося к утраченному или поврежденному грузу (В ст. 165 КТМ РФ установлено, что за груз, утраченный при его перевозке, фрахт возвращается). Даже если по национальным нормам применимого права ущерб должен быть возмещен с учетом возврата фрахта, максимальный размер ущерба не может быть возмещен выше установленных Конвенцией пределов ответственности перевозчика, скорректированных с учетом дополнительных соглашений сторон.

Ограничения ответственности перевозчика по установленным пределам включают в себя все суммы требований, в том числе ответственность перевозчика по внедоговорным требованиям. Возражения перевозчика и пределы ответственности применяются независимо от того, основан иск на договоре, деликте или ином правоосновании. Все это в полной мере относится и к требованиям к служащим или агентам перевозчика, если они смогут доказать, что действовали в пределах своих служебных обязанностей, исполняя договор перевозки, заключенный под юрисдикцией Конвенции (статья 7).
Перевозчик, а в равной степени его служащие и агенты теряют право на ограничение ответственности, если будет доказано, что утрата, повреждение или задержка в доставке груза явились результатом действий или упущений перевозчика (а также его служащих и агентов), совершенных либо с намерением причинить такую утрату, повреждение или задержку, либо вследствие безответственности и с пониманием вероятности возникновения такой утраты, повреждения или задержки (статья 8).
К таким обстоятельствам следует в первую очередь отнести продолжающуюся практику выдачи морскими перевозчиками чистых бортовых коносаментов против гарантийных доверительных писем (Letter of indemnity, back letter (англ.)) грузоотправителей. Суть сложившейся практики заключается в том, что в соответствии с некоторыми базисными условиями поставки по ИНКОТЕРМС 2000 (FOB, CFR, CIF) чистый бортовой коносамент является одним из основных документов, подтверждающих выполнение продавцом его контрактных обязанностей по международному договору купли-продажи товаров. В тех случаях, когда при погрузке товара на борт судна выясняется, что товар имеет утрату или повреждения, продавец (грузоотправитель) просит в гарантийном доверительном письме перевозчика не вносить в коносамент никаких мотивированных оговорок, оставив его, таким образом, "чистым коносаментом". Если перевозчик соглашается с просьбой продавца (грузоотправителя) и выдает ему чистый бортовой коносамент, то такие действия следует квалифицировать как умышленные и приравнять их к намерениям причинить утрату или повреждения грузу. Кроме указанной статьи, подобная норма содержится также в пункте 4 статьи 17. Однако доказать это бывает крайне сложно.

Логика построения международного нормативного акта нашла свое выражение в положениях статьи 10. Исполнение договора морской перевозки груза может быть поручено не только агентам перевозчика, но и компаниям, которые формально не являются посредниками, действующими в интересах перевозчика на основе договоров поручения или комиссии. Из положений данной статьи следует, что возможность исполнения договора морской перевозки фактическим перевозчиком может не оговариваться условиями соглашения. Перевозчик вправе поручить исполнение договора любому другому лицу - фактическому перевозчику.
Тем не менее перевозчик остается ответственным за всю перевозку в соответствии с положениями Конвенции, включая ответственность за действия и упущения не только фактического перевозчика, но и его агентов и служащих. Одновременно все положения Конвенции в равной степени применяются в отношении ответственности фактического перевозчика за осуществленную им перевозку. Любое специальное соглашение, в соответствии с которым перевозчик принимает на себя обязательства, не предусмотренные Конвенцией, или отказывается от прав, предусмотренных Конвенцией, распространяется на фактического перевозчика только в том случае, если он с этим согласился прямо выраженным образом в письменной форме.
В тех случаях и в той мере, в которых перевозчик и фактический перевозчик несут ответственность, их ответственность является солидарной. При этом суммы, которые могут быть взысканы с перевозчика, фактического перевозчика, их агентов и служащих, не могут в совокупности превышать пределов ответственности, предусмотренных Конвенцией. Виды и формы договорно-правовых отношений, в которые вступают между собой перевозчик и фактический перевозчик, Гамбургскими правилами не определены. Ничто не умаляет права обратного требования между перевозчиком и фактическим перевозчиком.
Конвенцией предусмотрена и иная возможность построения договорных отношений между отправителем и перевозчиком в случае, когда часть перевозки должна исполняться другим лицом - фактическим перевозчиком (статья 11). Договором перевозки может быть предусмотрено, что за ту часть перевозки, которую будет исполнять фактический перевозчик, ответственность за утрату, повреждение груза или задержку в доставке будет нести не перевозчик, а фактический перевозчик. Такое соглашение, однако, будет считаться ничтожным, если судебное разбирательство против фактического перевозчика не может быть возбуждено в каком-либо суде, компетентном на основании положений Конвенции (статья 21). При этом бремя доказывания вины фактического перевозчика лежит на перевозчике.
В отношении особой ответственности перевозчика Конвенция указывает лишь на перевозку палубных грузов (статья 9). Перевозчик имеет право перевозить груз на палубе только в тех случаях, когда об этом в явной форме было достигнуто соглашение с грузоотправителем или такой способ перевозки является обычным для конкретной отрасли торговли (например, перевозка леса, угля, контейнеров и др.). Если соглашение о палубной перевозке груза состоялось, то оговорка о том, что груз должен или может перевозиться на палубе, должна быть включена в коносамент или иной документ, подтверждающий факт заключения договора морской перевозки. В случае отсутствия в документе такой оговорки перевозчик несет бремя доказывания, что соглашение о палубном грузе с грузоотправителем было достигнуто.
Если груз перевозился перевозчиком на палубе вопреки соглашению с грузоотправителем или обычаю, перевозчик несет ответственность за утрату или повреждения, вызванные таким способом доставки. Речь идет о том, что в этом случае перевозчик не может ссылаться на нормы Конвенции, предусматривающие исключение или ограничение своей ответственности. Например, перевозчик будет нести ответственность за подмочку груза забортной водой, убытки, вызванные дождями, снегопадами и прочими обстоятельствами, за которые в иных случаях перевозчик ответственности бы не нес.
Перевозка груза на палубе вопреки прямому соглашению о перевозке груза в трюме приравнивается к действиям или упущениям перевозчика, совершенным с намерением причинить утрату или повреждения, т.е. к умышленным действиям, совершенным с пониманием вероятности возникновения повреждений и утраты груза.

 

Ответственность грузоотправителя

 

Ответственность грузоотправителя определяется в Конвенции нормами ч. III, которая изложена в двух статьях. По общему правилу (статья 12) грузоотправитель не отвечает за ущерб, понесенный перевозчиком, фактическим перевозчиком, или за повреждения, полученные судном, если только такой ущерб или повреждения не произошли по вине грузоотправителя, его служащих или агентов. При этом бремя доказывания вины грузоотправителя лежит на перевозчике.
Отдельно в статье 13 определена ответственность грузоотправителя в специальных правилах об опасном грузе. В обязанности грузоотправителя входит маркировка или соответствующее обозначение груза как опасного груза. При этом грузоотправитель при передаче опасного груза должен проинформировать перевозчика о характере груза и мерах предосторожности, которые следует принять.
Если грузоотправитель не сделал этого, то груз в любое время может быть без выплаты соответствующей компенсации выгружен, уничтожен или обезврежен, если того будут требовать обстоятельства. Кроме того, грузоотправитель несет ответственность перед любым перевозчиком и фактическим перевозчиком за ущерб, возникший в результате отгрузки такого опасного груза.
Однако если перевозчик или фактический перевозчик знали об опасном характере груза, но заключили договор перевозки и приняли груз в свое ведение, вышеуказанная ответственность на грузоотправителя не распространяется, а перевозчик или фактический перевозчик теряют возможность выгрузки или уничтожения опасного груза без уплаты компенсации.

 

Транспортные документы

 

Часть IV посвящена транспортным документам морской перевозки груза. Она насчитывает пять статей (статьи 14 - 18). Центральное место в этой части Конвенции отведено коносаменту, его функциям и содержанию. Речь идет о коносаменте - документе, подтверждающем наличие (факт заключения) договора морской перевозки груза.
Перевозчик обязан по требованию грузоотправителя выдать последнему коносамент (статья 14). Выдача коносамента осуществляется, конечно, если того требует грузоотправитель, в момент приема перевозчиком или фактическим перевозчиком груза в свое ведение. Несмотря на то что коносамент должен быть выдан перевозчиком, Конвенцией не определено, какая из сторон договора морской перевозки груза должна подготовить заполненный документ и кто определяет количество экземпляров коносамента. Обычно подготовкой коносаментов и предшествующих им документов (погрузочные ордеры, штурманские расписки) занимается коносаментная группа порта по инициативе судовых агентов или экспедиторов, а также судовые агенты и агенты перевозчика.

Коносамент должен быть подписан перевозчиком или лицом, имеющим на то полномочия от перевозчика. Коносамент может быть подписан капитаном судна, на котором перевозится груз, или судовым агентом, имеющим на то соответствующие полномочия. Тогда считается, что коносамент подписан от имени перевозчика.
В Конвенции нет упоминаний о том, должен ли коносамент быть подписан грузоотправителем или иным лицом, имеющим полномочия грузоотправителя на подписание документа.
Форма коносамента и его полное содержание Конвенцией не определены. Статья 15 Конвенции определяет рамочным образом содержание Коносамента, в частности его обязательные графы (боксы, позиции).
Строго по данным, представленным грузоотправителем, в коносаменте содержатся следующие данные: общий характер груза; марки, необходимые для его идентификации; указание, в случае необходимости, на опасный характер груза; число мест, вес или количество груза. Все это указывается так, как было представлено грузоотправителем. Кроме того, грузоотправитель может указать в коносаменте наименование грузополучателя.
В коносаменте, выданном перевозчиком, должны быть указаны:
- внешнее состояние груза;
- наименование перевозчика и местонахождение его основного коммерческого предприятия;
- наименование грузоотправителя;
- порт погрузки согласно договору морской перевозки и дата приема груза перевозчиком в порту погрузки;
- порт разгрузки согласно договору морской перевозки;
- число оригиналов коносамента, если их более одного;
- место выдачи коносамента;
- подпись перевозчика или лица, действующего от его имени;
- фрахт в размере, подлежащем уплате грузополучателем, или иное указание на то, что фрахт должен уплачиваться им;
- указание, что перевозка регулируется положениями Конвенции (Гамбургских правил);
- указание, в случае необходимости, о том, что груз должен или может перевозиться на палубе;
- конкретная дата или период для сдачи груза в порту разгрузки, если они прямо согласованы в договоре морской перевозки;
- повышенный предел или повышенные пределы ответственности перевозчика, если таковые были согласованы соглашением сторон.
Из вышеприведенного перечня обязательных сведений следует, что они вносятся в коносамент перевозчиком на основании договора морской перевозки груза.
Если коносамент выдан перевозчиком после приема им груза в свое ведение, но до погрузки груза на борт груза, то такой коносамент считается "коносаментом на груз, принятый к перевозке" (Bill of lading received for shipment (англ.)). Конвенцией определено, что после погрузки на борт судна по требованию грузополучателя перевозчик должен выдать "бортовой коносамент" (Shipped bill of lading (англ.)), в котором в дополнение к вышеприведенным сведениям (данным) должно быть указано, что груз находится на борту определенного судна с указанием даты погрузки. Если ранее перевозчик выдал грузоотправителю коносамент или иной товарораспорядительный документ, то он должен быть возвращен перевозчику после получения грузоотправителем бортового коносамента на груз.

Следует обратить внимание на то, что коносамент понимается Конвенцией именно в качестве товарораспорядительного документа.
Перевозчиком допускается дополнение "коносамента на груз, принятый к перевозке". Из такого дополнения должно прямо следовать, что груз погружен на борт судна. В этом случае документ превращается в "бортовой коносамент".
Конвенция еще раз подтверждает, что отсутствие в коносаменте даже тех данных и сведений, которые в нем должны обязательно присутствовать, не влияет на юридический характер документа, если из его содержания следует, что он был составлен в целях реализации договора морской перевозки груза.
Для целей унификации регулирующих норм и правил, принятых Конвенцией в отношении транспортных документов, статья 18 допускает, что перевозчиком в подтверждение получения им груза для перевозки может быть выдан грузополучателю иной, нежели коносамент, документ. Такой документ является доказательством prima facie (Prima facie (лат.) - на первый взгляд, до доказательства обратного) заключения договора морской перевозки и приема перевозчиком груза.

Конвенцией предусмотрена возможность внесения перевозчиком или иным лицом, выдавшим документ, оговорок в коносамент относительно веса, числа мест, количества груза и его состояния (статья 16). Они представляют собой защитные меры в отношении ответственности перевозчика, если он знает или имеет достаточные основания подозревать, что сведения о грузе, внесенные в коносамент грузоотправителем, неточны или недостоверны, а также в тех случаях, когда у перевозчика нет разумной возможности проверить такие сведения. В этих случаях перевозчик должен внести в коносамент оговорку, указывающую на неточность сведений грузоотправителя, основания для подозрений или причины отсутствия разумной возможности проверки соответствия груза указанным в коносаменте сведениям о нем.
В последние годы уже стала стандартной оговорка перевозчиков в коносаментах: "All particulars furnished by shipper, carriers make no representation" (все сведения о грузе представлены отправителем и перевозчиком не подтверждаются). Как правило, на "чистоту" коносамента не влияют следующие и им подобные оговорки коносамента относительно характера и состояния перевозчиком груза: "Used bags", "Second hand bags" (мешки, бывшие в употреблении), "Old used bags" (старые мешки, бывшие в употреблении), "Second hand drams" (использованные бочки), "Limp sacks" (слабые мешки), "Dirty bales" (грязные кипы), "Shipped during rain" (погружено в дождь), "Shipped wet" (погружено влажным) и др. Важно отметить, что в Конвенции нет упоминаний о том, что грузоотправитель может соглашаться или не соглашаться с указанными оговорками перевозчика.
Данная норма является прямым следствием, вытекающим из положений пункта 1 статьи 17. Из его содержания следует, что грузоотправитель гарантирует перевозчику точность представленных им для включения в коносамент данных относительно общего характера груза, его марок, числа мест, веса и количества. При этом грузоотправитель должен возместить перевозчику ущерб, явившийся результатом неточности представленных данных. Данная норма никоим образом не ограничивает ответственность перевозчика перед иным, нежели грузоотправитель, лицом.
Оговорки перевозчика в коносаменте вызваны правилами пункта 2 статьи 16: если перевозчик не указывает в коносаменте внешнее состояние груза, то считается, до доказательства обратного, что внешнее состояние груза хорошее. Доказательственная сила коносамента заключается в том, что он является доказательством prima facie приема, а в случае выдачи "бортового коносамента" - погрузки перевозчиком груза, как он описан в коносаменте.
Перевозчик лишен права доказывать иное, когда коносамент передан любой третьей стороне, включая грузополучателя. Доказывать внешнее состояние груза перевозчик может только грузоотправителю как стороне договора морской перевозки груза. Если коносамент передан любой третьей стороне, то она, не заключавшая договор морской перевозки с перевозчиком, вправе рассматривать содержание коносамента как безусловное и исчерпывающее.
Отдельно упоминается о том, что перевозчик не имеет права требовать с грузополучателя никакого фрахта или демереджа, если об этом не было в явной форме указано в подписанном перевозчиком коносаменте или ином документе, подтверждающем факт заключения договора морской перевозки груза.
Конвенция содержит конкретное упоминание о последствиях, связанных с приемом перевозчиком гарантийных доверительных писем, о которых уже было упомянуто выше (пункты 2, 3 статьи 17). Соглашение с грузоотправителем, по которому перевозчик отказывается от указания мотивированных оговорок в коносаменте относительно груза, считается недействительным в отношении любой третьей стороны, включая грузополучателя, которому был передан коносамент.
Однако доказать подобное соглашение очень сложно, так как гарантийное доверительное письмо будет иметь силу, если перевозчик, не включающий в коносамент оговорки, не имел намерения обмануть любую третью сторону, включая грузополучателя. Сговор с грузоотправителем может иметь последствия для перевозчика, так как намеренный отказ от мотивированных оговорок по грузу может привести к лишению перевозчика прав требования возмещения ущерба, вызванного неточным указанием грузоотправителем количества груза и его состояния (пункт 1 статьи 17).

 

Претензии и иски

 

Нормы, касающиеся исково-претензионных требований сторон, содержатся в ч. V Конвенции (ст. ст. 19 - 22). В отношении роли и значения претензий (требований, уведомлений) можно констатировать, что Конвенция построена, за одним исключением, по факультативному претензионному принципу. Неподача претензий в установленные Конвенцией сроки не лишает правомочное по договору лицо права на иск, но меняет принцип презумированной вины перевозчика.
Исключение относится к императивной претензионной процедуре требования компенсации со стороны правомочного по договору лица в случае нарушения перевозчиком сроков доставки (задержки в сдаче) груза. Согласно пункту 5 статьи 19 по указанному основанию никакая компенсация не подлежит уплате за ущерб, если претензия (требование, уведомление) не была предъявлена перевозчику в течение 60 календарных дней после дня передачи груза получателю.
По остальным требованиям сторон Конвенцией предусмотрены порядок и предельные сроки предъявления претензий (требований, уведомлений).
В отношении явных утрат или повреждений груза грузополучателем должно быть сделано уведомление (претензия) перевозчику в письменной форме с конкретными указаниями на общий характер утраты или повреждений груза, произошедших во время морской перевозки, когда груз находился в ведении перевозчика. Такое уведомление в целях сохранения принципа презумированной вины перевозчика должно быть сделано грузополучателем не позднее рабочего дня, следующего за днем выдачи ему груза.
Отсутствие претензии по истечении указанного срока является доказательством prima facie сдачи перевозчиком груза в соответствии с тем, как он описан в коносаменте или ином аналогичном документе. Доказательство является опровержимым. Но при отсутствии в срок поданной претензии грузополучателю придется доказывать вину перевозчика, а не наоборот.
В отношении неявных утрат и повреждений груза претензия в письменной форме может быть предъявлена перевозчику в течение 15 календарных дней после дня передачи груза грузополучателю.
И в случае явных, и в случае неявных утрат и повреждений уведомление (претензия) не требуется, если состояние груза при его передаче было предметом совместного осмотра или проверки сторонами, при условии что утрата или повреждения были зафиксированы в совместно подписанном документе (акте).
Положения указанной статьи указывают на то, что претензии перевозчику могут быть сделаны только грузополучателем и только после получения груза или установления факта утраты или повреждений или нарушения сроков доставки. Это означает, что после передачи груза или передачи коносамента (если груз полностью утрачен) грузополучатель становится стороной договора морской перевозки груза.
Конвенцией определена возможность предъявления претензий перевозчиком. Уведомление об ущербе может быть предъявлено грузоотправителю перевозчиком (или фактическим перевозчиком) не позднее 90 календарных дней после возникновения ущерба или после сдачи груза в порту разгрузки, в зависимости от того, что имеет место позже. Отсутствие в указанные сроки претензии перевозчика является доказательством prima facie того, что перевозчик или фактический перевозчик не понес никакого ущерба по вине грузоотправителя или его служащих и агентов.
В свою очередь, следует обратить внимание на то, что претензии перевозчика могут быть обращены только к грузоотправителю - лицу, с которым перевозчик вступил в договорные отношения по морской перевозке груза.
Для целей унификации претензионного порядка считается, что любое уведомление, сделанное фактическому перевозчику, имеет ту же силу, как если бы оно было сделано перевозчику, и наоборот. Здесь же по общему правилу констатируется, что претензии, предъявленные агентам и служащим лицом, считаются претензиями, сделанными тем сторонам договора морской перевозки, интересы которых защищают и представляют указанные агенты и служащие.
Срок исковой давности по Конвенции установлен в размере двух лет (статья 20). Любой иск в связи с перевозкой грузов, подпадающий под юрисдикцию Гамбургских правил, погашается давностью, если судебное или арбитражное разбирательство не было начато в течение двух лет. Срок исковой давности начинается в день, когда перевозчик сдал груз или часть груза в порту разгрузки. Если груз вообще не был сдан, срок исковой давности начинается в последний день, когда груз должен был быть сдан. День, когда начинается срок исковой давности, в этот срок не включается.
Статья 21 Конвенции устанавливает места судебного разбирательства. В случае судебного разбирательства истец по своему выбору может предъявить иск в суде, который является компетентным в соответствии с законом государства суда и в пределах юрисдикции которого находится одно из следующих мест:
- основное коммерческое предприятие или, при отсутствии такового, постоянное местожительство ответчика; или
- место заключения договора морской перевозки груза при условии, что ответчик имеет там коммерческое предприятие, отделение или агентство, через посредство которого был заключен договор; или
- порт погрузки или порт разгрузки; или
- любое дополнительное место, указанное с этой целью в договоре морской перевозки.
Иск также может быть предъявлен в судах любого порта или места в стране - участнице Конвенции, где перевозившее груз судно или любое другое судно того же собственника может оказаться арестованным в соответствии с применяемыми нормами права этого государства и международного права.
Никакого судебного разбирательства, связанного с морской перевозкой груза под юрисдикцией Конвенции, не может быть возбуждено ни в каком ином месте, кроме мест, указанных выше. Это не препятствует, однако, осуществлению юрисдикции Договаривающихся государств в отношении мер предварительного или обеспечительного характера.
Стороны договора морской перевозки груза могут предусмотреть путем соглашения, подтвержденного в письменной форме, что любой спор, который может возникнуть в связи с перевозкой груза, подлежит передаче в арбитраж (статья 22).
Арбитражное разбирательство по выбору лица, заявляющего требование, проводится в одном из следующих мест государства, на территории которого оно находится:
- основное коммерческое предприятие или, при отсутствии такового, постоянное местожительство ответчика; или
- место заключения договора морской перевозки груза при условии, что ответчик имеет там коммерческое предприятие, отделение или агентство, через посредство которого был заключен договор; или
- порт погрузки или порт разгрузки.
Кроме того, арбитражное разбирательство может проводиться в конкретном месте в соответствии с указанной для этой цели арбитражной оговоркой. Такая оговорка может вноситься для рассмотрения спора в каком-либо конкретном международном коммерческом арбитраже в соответствии с его регламентом.
Арбитр или арбитражный суд обязаны применять правила и нормы Конвенции.

 

Дополнительные положения

 

Некоторые положения ч. VI Конвенции (ст. ст. 23 - 26) имеют существенное значение для установления границ регулирования условий договора морской перевозки груза.
В частности, устанавливается императивный характер положений Конвенции. В статье 23 говорится о том, что любое условие в договоре морской перевозки или коносаменте или ином аналогичном документе является ничтожным в той степени, в какой оно противоречит прямо или косвенно положениям Конвенции. Недействительность такого условия не затрагивает действительность других положений договора.
Признается недействительной любая оговорка в договоре перевозки, в соответствии с которой перевозчику передаются права на застрахованный груз. Коносамент или любой другой документ, подтверждающий договор морской перевозки груза, должен включать указание о том, что перевозка регулируется положениями Конвенции, которые лишают юридической силы любое условие, противоречащее этим положениям в ущерб грузоотправителю или грузополучателю.
Ничто в Конвенции не препятствует применению положений договора морской перевозки или национального права, касающихся распределения убытков по общей аварии (статья 24).

 

Заключительные положения

 

Заключительные положения Конвенции изложены в ч. VII, которая насчитывает восемь статьей (статьи 27 - 34). Здесь указан депозитарий Конвенции (Генеральный секретарь ООН), порядок ратификации и присоединения государств к Конвенции, оговорки и вступление в силу, пересмотр и внесение поправок, денонсация Конвенции. Но самой важной в данной части, как уже указывалось выше, является статья 31, которая обязывает государство, присоединившееся к Гамбургским правилам, денонсировать Гаагские правила или Гаагско-Висбийские правила, а впоследствии применять для целей регулирования договора международной морской перевозки груза только положения Конвенции.

 

Формула международного соглашения (Гамбургских правил)

 

Общие положения

 

Цель: установление посредством международного соглашения некоторых правил, касающихся морской перевозки груза.
В качестве определений указаны или приведены перевозчик, фактический перевозчик, грузоотправитель, грузополучатель, груз, договор морской перевозки, коносамент, письменная форма.
Договор морской перевозки и коносамент.
Договор морской перевозки определен через существенные условия: международная перевозка груза морем за уплату фрахта из одного порта в другой. Положения Конвенции не применяются к чартер-документам, подтверждающим наличие договора морской перевозки груза. Но применяются к коносаментам (чартерным коносаментам), выданным на основании таких чартер-документов.
Существенные условия договора морской перевозки: определены.
Структура и содержание договора морской перевозки: не определены.
Термин "договор международной морской перевозки груза" не употребляется. Однако международный характер договора перевозки определен исходя из сферы применения и толкования Конвенции.
Определение коносамента приведено в качестве документа, подтверждающего договор морской перевозки. Коносамент обозначен также в качестве товарораспорядительного документа. Однако что такое "товарораспорядительный документ" и каковы его функции, Конвенция не определяет.
Определено два вида коносаментов. Первый (Этот вид коносамента - "коносамент на груз, принятый к перевозке" Конвенцией конкретно не назван. По тексту Конвенции он именуется просто "коносамент) подлежит выдаче перевозчиком по требованию грузоотправителя после приема перевозчиком груза в свое ведение. Второй вид коносамента - "бортовой коносамент" заменяет первый после погрузки груза на борт судна. У грузоотправителя на руках может быть только один из двух видов коносаментов.

Коносамент, выданный капитаном судна или агентом перевозчика, считается выданным от имени перевозчика. Кроме того, договорные отношения капитана судна или агента перевозчика с грузоотправителем в отношении морской перевозки груза считаются договорными отношениями перевозчика и грузоотправителя.
Полный перечень данных и сведений, обязательных для коносамента, Конвенцией не определен. Все сведения о грузе для внесения их в коносамент должны быть представлены грузоотправителем. Бортовой коносамент должен содержать отметки о названии судна и о дате его отправки из порта погрузки.
Стороны договора морской перевозки определены: перевозчик и грузоотправитель.
Договор перевозки с перевозчиком заключает грузоотправитель. Перевозчик выдает коносамент по требованию грузоотправителя после приема перевозчиком груза в свое ведение.
Грузополучатель является лицом, управомоченным на получение груза. Он имеет право предъявлять претензии и иски перевозчику. Поэтому после приема груза в порту выгрузки грузополучатель становится стороной договора перевозки. Ограничений в отношении реализации грузоотправителем своих прав требований к перевозчику Конвенция не определяет.
Возмездность по договору морской перевозки груза определена: перевозка за уплату фрахта.
Уплата фрахта априорно подлежит грузоотправителем, но может быть в соответствии с договоренностью сторон, отмеченной в коносаменте, перенесена на грузополучателя.
Размеры, сроки и порядок уплаты фрахта Конвенцией не определены.

 

Обязанности сторон договора морской перевозки

 

Обязанности перевозчика: принимать грузы к перевозке; выдавать по требованию грузоотправителя коносамент и бортовой коносамент; выдавать грузы в порту выгрузки.
Обязанности грузоотправителя: уплачивать фрахт; гарантировать перевозчику на момент передачи ему груза точность сведений относительно общего характера груза, его количества, марок, числа мест, веса.
Обязанности грузополучателя: уплачивать фрахт в соответствии с указаниями в коносаменте.

 

Права сторон договора морской перевозки груза

 

Права перевозчика: не указывать в коносаменте сведения о грузе, если у него есть серьезные основания полагать, что они не соответствуют действительности, или у перевозчика нет возможности проверить эти сведения разумными средствами; требовать от грузоотправителя возмещения всех убытков, связанных с неточностью представленных перевозчику сведений о грузе; требовать уплаты фрахта; выгружать и уничтожать опасные грузы; воспользоваться или не воспользоваться предусмотренными ограничениями материальной ответственности (пределами ответственности перевозчика); вступать в любые другие договорные отношения с отправителем вне юрисдикции Конвенции.
Права грузоотправителя: предъявлять требования к перевозчику о выдаче коносамента или бортового коносамента; предъявлять перевозчику претензии (требования) и иски.
Права грузополучателя: принимать адресованные ему грузы в порту разгрузки, направлять перевозчику претензии (требования) и предъявлять ему иски.

 

Ответственность сторон договора морской перевозки груза

 

Период ответственности перевозчика: определен - с момента приема груза в порту погрузки (отправления) до момента его выдачи в порту разгрузки (назначения).
Общая ответственность перевозчика: определяется в виде ответственности за ущерб в то время, когда груз находился в его ведении. Концепция ответственности построена по принципу априорной презумированной вины перевозчика.
Ответственность перевозчика за повреждение, полную или частичную утрату груза: установлена.
Порядок и правила определения стоимости груза (для целей определения размера ответственности перевозчика): не установлены. Будут определяться по нормам применимого национального права.
Срок доставки груза: такое понятие в Конвенции формально не содержится. Однако присутствует понятие "задержка в сдаче груза", фактически устанавливающее срок доставки по договору. Груз должен быть доставлен в пределах срока, предусмотренного сторонами в договоре перевозки, или в разумный срок.
Ответственность перевозчика за нарушение срока доставки (задержку в сдаче) груза: определена в качестве исключительной неустойки. Такая ответственность ограничена величинами, исчисляемыми от размера фрахта, но может превышать его по значению.
Срок, при наступлении которого груз считается полностью утраченным (юридически утраченным): определен - 60 календарных дней по истечении срока доставки.
Пределы ответственности перевозчика: определены - по массе груза (2,5 SDR за каждый килограмм массы брутто) или по количеству мест или единиц груза (835 SDR за каждое место или единицу груза). Они не могут быть исключены или уменьшены, но могут быть сняты или увеличены по соглашению сторон. Максимальная ответственность перевозчика по всем составляющим причиненного ущерба не может быть выше той, которая установлена Конвенцией или определена договором морской перевозки.
Невозможность перевозчику воспользоваться установленными пределами ответственности (утрата права на ограничение ответственности): определена - в случае умышленных действий или упущений перевозчика или приравненных к таковым.
Ответственность фактического перевозчика: такая же, как ответственность перевозчика. Ответственность фактического перевозчика и перевозчика является солидарной.
Ответственность грузоотправителя: определяется потерями и убытками перевозчика вследствие предоставления ему неточных или неполных сведений относительно предъявляемого к перевозке груза. Грузоотправитель не несет ответственности за потери и убытки, если они не явились результатом его действий, вины или небрежности.
Ответственность грузополучателя: не определена.
Ответственность агентов и служащих перевозчика и/или фактического перевозчика: установлена - такая же, как ответственность самого перевозчика.

 

Претензии и иски

 

Претензионный характер требований к перевозчику: установлен, но носит факультативный характер.
Основания для предъявления претензий (требований) перевозчику: определены - в случае явных утрат и повреждений груза, в случае неявных утрат и повреждений груза, в случае задержки в доставке груза.
Сроки предъявления претензий перевозчику: определены по каждому из указанных выше оснований: не позднее рабочего дня, следующего за датой выдачи груза, в течение 15 дней с даты выдачи груза, в течение 60 дней после выдачи груза соответственно.
Претензионный характер требований перевозчика к грузоотправителю: установлен с установлением срока предъявления претензий - 90 календарных дней с момента возникновения ущерба.
Претензионный характер требований перевозчика к грузополучателю: не установлен.
Срок исковой давности: установлен - два года.
Возможность продления срока исковой давности: установлена - по соглашению сторон или согласно закону страны суда.
Места и порядок судебного разбирательства: определены.
Возможность арбитражного разбирательства: определена путем соглашения сторон в письменной форме.
Места и порядок арбитражного разбирательства: определены.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру