Самостоятельная корректировка таможенной стоимости. Правомерны ли действия таможенного органа?

Организация в рамках контракта, заключенного с иностранным контрагентом, осуществила поставку природного газа за пределы территории Российской Федерации. Условиями контракта предусмотрено, что в случае недопоставок газа в определенные периоды покупателю в другом периоде поставки предоставляются скидки в оговоренных контрактом размерах от стоимости недопоставленного количества газа. По результатам таможенного контроля таможенным органом было принято решение о самостоятельной корректировке таможенной стоимости товаров и организации выставлено требование об уплате таможенных платежей, так как таможенные органы пришли к выводу о том, что скидки с цены газа, установленные контрактом, не могут уменьшать таможенную стоимость газа, поскольку по своей "торгово-экономической природе" указанные скидки не носят стимулирующего и поощряющего характера, не направлены на увеличение количества приобретаемых покупателем товаров и в рассматриваемом случае не имеют экономического основания.

 


По мнению таможенных органов, предусмотренные в экспортном контракте скидки обусловлены возможной недопоставкой газа и являются мерой гражданско-правовой ответственности - неустойкой, т.е. штрафной санкцией за неисполнение договорных обязательств.
В силу положений п. 1 ст. 19 Закона РФ от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" (далее - Закон N 5003-1) таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, т.е. цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст. 19.1 данного Закона. Для целей ст. 19 ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате, выступает общая сумма всех платежей, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу и (или) третьему лицу в пользу продавца за ввозимые товары. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме покупателем продавцу или третьему лицу в пользу продавца.
Исходя из толкования положений ст. 19 Закона N 5003-1, следует, что основанием для определения стоимости сделки, т.е. цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию, является контракт (договор), по которому произведена экспортная поставка, а также документы, необходимые для таможенного оформления товара.
В Постановлении Пленума ВАС РФ от 26.07.2005 N 29 разъясняется, что в п. 2 ст. 19 Закона N 5003-1 приведен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых метод определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами не используется. В частности, этот метод не подлежит применению, если: продажа и цена сделки зависят от соблюдения условий, влияние которых не может быть учтено; данные, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости, не подтверждены документально либо не являются количественно определенными и достоверными.
Если представленные документы не являются достаточными для принятия решения о таможенной стоимости, таможенный орган должен запросить у декларанта дополнительные документы и сведения, установив достаточный срок для их представления, а декларант обязан представить их в силу п. 2 ст. 15 Закона N 5003-1.
При отсутствии данных, позволяющих судить о правильности определения декларантом заявленной таможенной стоимости, либо при обнаружении признаков недостоверности и (или) недостаточности представленных документов и сведений таможенный орган вправе принять решение о несогласии с выбранным декларантом методом расчета таможенной стоимости и предложить ему определить ее с помощью иного метода из числа предусмотренных законом. Отказ декларанта установить таможенную стоимость на основании иного метода предоставляет таможенному органу право скорректировать таможенную стоимость самостоятельно, определив ее путем последовательного применения методов, приведенных в ст. 18 Закона N 5003-1; при этом каждый последующий метод может быть применен только при обосновании невозможности применения предыдущего метода.
В рассматриваемой ситуации продавец фактически поставляет в сутки меньшее количество товара по сравнению с изначально запланированным, в результате этого в рамках итоговой цены контракта применяется установленная скидка с базовой цены, что отражает согласованную волю сторон договора, зафиксированных в обязательных положениях контракта.
В силу п. 1 ст. 9 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров от 11.04.1980 стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они приняли в своих взаимных отношениях. В связи с этим в международном коммерческом обороте признается, что сторона имеет право на уменьшение цены природного газа в соответствии с контрактными условиями в качестве сложившегося международного торгового обычая.
Таким образом, положения Венской конвенции от 11.04.1980 не содержат оснований, позволяющих квалифицировать предусмотренные контрактом скидки в случае недопоставки количества природного газа в качестве ответственности за неисполнение обязательства, вытекающего из условий контракта.
Судами при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (ст. 431 Гражданского кодекса РФ). Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями договора и его смыслом в целом. Если эти правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. На выяснение действительной воли сторон ориентируют предшествующие договору переговоры и переписка, практика, сложившаяся во взаимных отношениях сторон, последующее поведение сторон.
Поскольку рассматриваемый контракт прямо не подразумевает условий о выплате покупателю денежной суммы в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства поставщиком, соглашение о неустойке не может считаться достигнутым сторонами контракта.
Изложенное означает, что согласованная сторонами недопоставка, как допустимая в рамках исполнения контракта, не может считаться нарушением обязательств по договору. В связи с этим, исходя из содержания контракта, такая недопоставка не является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности, в том числе выходящих за рамки условий формирования цены газа поставленного за конкретный отчетный период.
С данными выводами также согласуется позиция арбитражных судов (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2009 N КА-А40/171-09).
Таким образом, действия таможенного органа по самостоятельной корректировке таможенной стоимости товаров неправомерны.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру