Соблюдение запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу

 

В части принятия и вступления в силу нормативных правовых актов, применяемых в таможенном деле, 2009 - 2010 годы стали, пожалуй, самыми насыщенными. Это связано с образованием единого таможенного союза, основу которого три договаривающихся государства (Российская Федерация, Республика Казахстан и Республика Беларусь) заложили в Договоре от 6 октября 2007 года "О создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза" (договор ратифицирован Федеральным законом от 27.10.2008 N 187-ФЗ).
Основным нормативным документом, определяющим правовое регулирование отношений, связанных с перемещением товаров через таможенную границу таможенного союза, безусловно, является Таможенный кодекс таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе таможенного союза, принятому решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) на уровне глав государств от 27.11.2009 N 17), который применяется на территории Российской Федерации с 1 июля 2010 года.
Также с 1 июля 2010 года вступили в силу принятые 11 декабря 2009 года Соглашение об обращении продукции, подлежащей обязательной оценке (подтверждению) соответствия, на таможенной территории таможенного союза, Соглашение таможенного союза по санитарным мерам, Соглашение таможенного союза по ветеринарно-санитарным мерам, Соглашение таможенного союза о карантине растений. В то же время уже с 1 января 2010 года в соответствии с решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 N 19 на территории Российской Федерации действуют Соглашение о единых мерах нетарифного регулирования в отношении третьих стран от 25 января 2008 года, Соглашение о порядке введения и применения мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами, на единой таможенной территории в отношении третьих стран от 9 июня 2009 года, Соглашение о правилах лицензирования в сфере внешней торговли товарами от 9 июня 2009 года (далее - Международные соглашения).
Международными соглашениями, ратифицированными Российской Федерацией в установленном порядке, предусмотрены меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов, меры нетарифного регулирования, особые виды запретов и ограничений внешней торговли товарами.
Товары, в отношении которых применяются предусмотренные Международными соглашениями меры регулирования, включены в Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами - участниками таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами (далее - Единый перечень).
Единый перечень и Положения о применении ограничений утверждены пунктом 2 решения Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 N 19.
Комиссией таможенного союза принято решение о том, что с 1 января 2010 года Правительства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации применяют в торговле с третьими странами запреты и ограничения к товарам, включенным в Единый перечень, в соответствии с Положениями о применении ограничений.
При этом согласно пункту 9 решения Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 N 19 лицензирование и количественные ограничения Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация во взаимной торговле не применяют.
Таким образом, с 1 января 2010 года таможенные органы Российской Федерации обеспечивают соблюдение установленных в соответствии с Международными соглашениями запретов и ограничений исключительно в отношении товаров, включенных в Единый перечень.
В связи с вступлением 29 декабря 2010 года в силу Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" таможенное регулирование в Российской Федерации заключается в установлении порядка и правил регулирования таможенного дела в Российской Федерации в соответствии с таможенным законодательством таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле. Таможенное дело в Российской Федерации представляет собой совокупность средств и методов обеспечения соблюдения мер таможенно-тарифного регулирования, а также запретов и ограничений при ввозе товаров в Российскую Федерацию и вывозе товаров из Российской Федерации.
В Российской Федерации применяются меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, затрагивающие внешнюю торговлю товарами, предусмотренные международными договорами, составляющими договорно-правовую базу таможенного союза, и принимаемыми в соответствии с указанными договорами актами органов таможенного союза.
В случаях и порядке, которые предусмотрены международными договорами, составляющими договорно-правовую базу таможенного союза, актами органов таможенного союза, Российская Федерация применяет отдельные меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения в одностороннем порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Вместе с тем при введении Российской Федерацией запретов и ограничений в одностороннем порядке, а также при применении в Российской Федерации мер таможенно-тарифного регулирования, отличных от мер, применяемых в одном или нескольких государствах - членах таможенного союза, применяются средства и методы обеспечения их соблюдения, установленные в соответствии с международными договорами Российской Федерации и Федеральным законом от 27.11.2010 N 311-ФЗ.
Действия, которые должны совершаться лицами для соблюдения запретов и ограничений, установленных Российской Федерацией в одностороннем порядке, могут определяться нормативными правовыми актами Российской Федерации, которыми устанавливаются такие запреты и ограничения.
В Таможенном кодексе Российской Федерации (далее - ТК РФ) от 28.05.2003 N 61-ФЗ определение запретов и ограничений отсутствовало, поэтому таможенным законодательством использовалось определение, установленное в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.
Так, в статье 2 Федерального закона от 08.12.2003 N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" (далее - Закон N 164-ФЗ) понятие "нетарифное регулирование" определено как метод государственного регулирования внешней торговли товарами, осуществляемый путем введения количественных ограничений и иных запретов и ограничений экономического характера.
Помимо мер нетарифного регулирования Законом N 164-ФЗ установлены меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов (статья 32). Принципиальное отличие данных мер от мер нетарифного регулирования заключается в том, что последние имеют исключительно экономический характер, тогда как меры, вводимые исходя из национальных интересов, имеют неэкономический характер и направлены на обеспечение соблюдения общественной морали и правопорядка, охраны жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды и др.
С вступлением в силу Таможенного кодекса таможенного союза термины "запреты и ограничения" и "меры нетарифного регулирования" получили однозначное определение.
Под запретами и ограничениями согласно подпункту 8 пункта 1 статьи 4 Таможенного кодекса таможенного союза понимается комплекс мер, применяемых в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, включающий:
- меры нетарифного регулирования;
- меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов;
- особые виды запретов и ограничений внешней торговли товарами;
- меры экспортного контроля, в том числе в отношении продукции военного назначения;
- меры технического регулирования, а также санитарно-эпидемиологические, ветеринарные, карантинные, фитосанитарные и радиационные требования, которые установлены международными договорами государств - членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств - членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза.
Термин "меры нетарифного регулирования" определен в подпункте 17 пункта 1 статьи 4 Таможенного кодекса таможенного союза и означает комплекс мер регулирования внешней торговли товарами, осуществляемых путем введения количественных и иных запретов и ограничений экономического характера, которые установлены международными договорами государств - членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств - членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза.
В настоящее время в соответствии со статьей 3 Таможенного кодекса таможенного союза при таможенном регулировании применяются меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, законодательные акты государств - членов таможенного союза в сфере налогообложения, действующие на день регистрации таможенной декларации или иных таможенных документов, если иное не установлено названным Кодексом и (или) в соответствии с международными договорами государств - членов таможенного союза.
Юридическими последствиями несоблюдения запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, могут быть:
- отказ в выпуске товаров;
- начисление таможенных платежей и пеней (в случаях несоблюдения в отношении товаров запретов и ограничений экономического характера);
- привлечение к административной ответственности в зависимости от квалифицирующих признаков совершенного деяния по части 3 статьи 16.2 либо по части 1 или по части 2 статьи 16.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
В настоящей статье приводится краткий обзор судебной практики как по нетарифному регулированию, так и по вопросам применения запретов и ограничений неэкономического характера.
При этом следует отметить, что отсутствие в период действия ТК РФ однозначно определенного понятия запретов и ограничений создавало некоторые трудности в правоприменительной деятельности таможенных органов и судов.
Такой пробел в известной степени восполнен Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
Пунктом 31 названного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что при применении статьи 16.3 КоАП РФ следует разграничивать запреты и (или) ограничения экономического характера, а также запреты и (или) ограничения, не носящие экономического характера. При этом необходимо исходить из цели установления (введения) конкретного запрета и (или) ограничения.
К ограничениям экономического характера, как указал в названном Постановлении Пленум Верховного Суда Российской Федерации, относятся такие запреты и ограничения, как установление количественных ограничений, введение квоты, лицензирование, предоставление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров (статьи 21, 23, пункт 1 части 1 статьи 24, статья 26 Закона N 164-ФЗ), а также специальные защитные меры (специальная пошлина, импортная квота), антидемпинговые меры (антидемпинговая пошлина) и компенсационные меры (компенсационная пошлина), применяемые в соответствии со статьей 27 Закона N 164-ФЗ и Федеральным законом от 08.12.2003 N 165-ФЗ "О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров" (например лицензия на ввоз мяса, патоки крахмальной). Соблюдение запретов и ограничений экономического характера требуется при помещении товаров под таможенные режимы выпуска для внутреннего потребления, экспорта, переработки на таможенной территории и переработки для внутреннего потребления (статьи 163, 166, 173 и 187 ТК РФ).
К запретам и ограничениям, не носящим экономического характера, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отнес те запреты и ограничения, которые вводятся исходя из национальных интересов и целей, определенных статьей 32 Закона N 164-ФЗ, независимо от иных положений главы 5 данного Закона (например, лицензии в случаях, предусмотренных пунктами 2 и 3 части 1 статьи 24 этого Закона, лицензия на ввоз и вывоз продукции военного назначения, товаров и технологий, используемых при создании оружия массового уничтожения и средств его доставки, запрет на ввоз на территорию Российской Федерации отходов в целях их захоронения и обезвреживания, разрешение МВД России на ввоз на территорию Российской Федерации оружия, сертификат соответствия и т.д.).
При разграничении административных правонарушений, ответственность за которые установлена частью 3 статьи 16.2 и статьей 16.3 КоАП РФ, как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в названном Постановлении, следует исходить из того, что по части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ действие подлежит квалификации в том случае, когда несоблюдение указанных запретов и ограничений не связано с заявлением таможенному органу при декларировании недостоверных сведений о товарах и транспортных средствах.
Если же действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений (например поддельного сертификата соответствия), то с учетом исключений, названных в части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.
Анализ судебной практики показал, что арбитражные суды, рассматривая споры, связанные с соблюдением запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации, до 1 июля 2010 года руководствовались в числе прочего данным разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации при решении вопроса о правильной квалификации действий участников внешнеэкономической деятельности в случае привлечения их таможенным органом к административной ответственности.
Вместе с тем, поскольку изменения, коснувшиеся таможенного законодательства, принципиально не повлияли на основные правила и требования, предъявляемые к соблюдению запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу, представляется возможным привести в настоящей статье материалы судебной практики, демонстрирующие основные вопросы, возникшие в связи с соблюдением запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу до 1 июля 2010 года, сохраняющие свою актуальность до настоящего времени.

 

Оспаривание действий (бездействия), решений таможенных органов, связанных с проверкой соблюдения запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу РФ

 

Если лицензия на ввоз товара выдана с превышением квоты и признана недействительной с момента ее выдачи, то требование таможенного органа о доначислении неуплаченных таможенных платежей правомерно.

Общество на основании внешнеторгового контракта ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товары ("говядина мороженая"). При этом общество применило тарифные преференции, предоставленные Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.2004 N 878 "О регулировании импорта говядины мороженой в 2005 году". На основании этого Постановления Министерство экономического развития и торговли РФ выдало обществу разовую лицензию на ввоз товаров ("лопатка, шейно-лопаточная часть и грудинка обваленные, мороженые").
При таможенном оформлении ввезенных товаров на основании данной лицензии общество уплатило таможенные платежи в полном объеме с применением пониженных ставок. Впоследствии Приказом Министерства экономического развития и торговли РФ вышеназванная лицензия признана недействительной со дня ее выдачи в связи с превышением установленного объема ввоза товаров.
В результате проведенной Министерством экономического развития и торговли РФ проверки выявлены случаи выдачи лицензий участникам внешнеэкономической деятельности по их заявлениям на ввоз говядины в 2005 году и использования таких лицензий для ввоза указанных товаров с превышением объемов тарифных квот, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.2004 N 878, в связи с чем указанные лицензии, в том числе и лицензия, выданная заявителю, Приказом Министерства экономического развития и торговли РФ признаны недействительными (полностью или частично) с момента их выдачи.
Таможня, проверив в порядке статьи 361 ТК РФ документы и сведения, представленные обществом при оформлении ввоза товаров по спорной лицензии, выявила наличие у декларанта задолженности по уплате таможенных платежей. По результатам проверки таможня направила обществу требование об уплате таможенных платежей и пеней.
Общество оспорило названное требование таможни в судебном порядке.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали обществу в удовлетворении заявленного требования, указав на то, что таможня обоснованно направила декларанту спорное требование об уплате таможенных платежей и пеней ввиду отсутствия у заявителя оснований для применения пониженных ставок таможенных пошлин.
Суд кассационной инстанции указал, что правовые основания для приостановления и аннулирования лицензий в связи с обстоятельствами, возникшими после их выдачи, установлены пунктом 13 Положения о порядке лицензирования экспорта и импорта товаров (работ, услуг) в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.10.96 N 1299, а также пунктом 11 Положения о лицензировании в сфере внешней торговли товарами, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.06.2005 N 364. В связи с этим суд кассационной инстанции оставил судебные акты в силе (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО) от 17.09.2008 по делу N А56-40605/2006).

Аналогичные выводы содержатся в Постановлениях ФАС СЗО от 21.05.2008 по делу N А56-39165/2006 и от 12.04.2007 по делу N А56-40610/2006 (Определением ВАС РФ от 23.05.2007 N 5598/07 в передаче дела N А56-40610/2006 для пересмотра в порядке надзора отказано).

Представление таможенному органу при ввозе мясопродукции только ветеринарных сертификатов не свидетельствует о соблюдении декларантом требований законодательства о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, поскольку соответствие указанной продукции установленным санитарным нормам и правилам должно подтверждаться и санитарно-эпидемиологическим заключением.

Общество 20.01.2010 в целях оформления ввоза на таможенную территорию Российской Федерации мясной продукции представило в таможню грузовую таможенную декларацию с приложенными документами, в том числе ветеринарными сертификатами. Санитарно-эпидемиологическое заключение на ввезенный товар обществом не представлено.
Поскольку в установленный статьей 152 ТК РФ трехдневный срок со дня принятия таможенной декларации, представления иных необходимых документов и сведений, а также со дня предъявления товаров таможня не осуществила выпуск товара в соответствии с заявленным таможенным режимом - выпуск для внутреннего потребления, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.
Суды удовлетворили требования общества, сославшись на неправомерность бездействия таможни, а также на отсутствие необходимости представления обществом санитарно-эпидемиологического заключения на ввезенный товар.
Кассационная инстанция посчитала кассационную жалобу таможни обоснованной и подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, вводятся исходя из национальных интересов и целей, определенных статьей 32 Закона N 164-ФЗ.
Пунктом 1 статьи 131 ТК РФ при подаче таможенной декларации предусмотрена обязанность представлять в таможенный орган документы, подтверждающие заявленные в таможенной декларации сведения.
Согласно пункту 2 указанной нормы при декларировании товаров среди прочих документов представляются разрешения, лицензии, сертификаты и (или) иные документы, подтверждающие соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. При этом в силу статьи 158 ТК РФ запреты и ограничения, не носящие экономического характера и установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, применяются независимо от заявленного таможенного режима.
В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 30.03.99 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" продукция, ввозимая на территорию Российской Федерации юридическими лицами и предназначенная для реализации населению, а также для применения в промышленности, сельском хозяйстве, гражданском строительстве, на транспорте, в процессе которого требуется непосредственное участие человека, не должна оказывать вредное воздействие на человека и среду обитания. Данная продукция допускается на территорию Российской Федерации при наличии санитарно-эпидемиологического заключения.
Статья 16 Федерального закона от 30.03.99 N 52-ФЗ, устанавливающая требование о допуске продукции на территорию Российской Федерации только при наличии санитарно-эпидемиологического заключения, регулирует отношения, непосредственно связанные с ввозом продукции.
Представление в таможенный орган санитарно-эпидемиологического заключения на ввозимый товар является обязательным и должно неукоснительно соблюдаться в целях охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
На основании изложенного вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что на ввезенный товар предъявление санитарно-эпидемиологического заключения не требуется, судом кассационной инстанции признан неправомерным (Постановление ФАС СЗО от 23.03.2011 по делу N А56-33481/2010).

Наличие фитосанитарного сертификата при вывозе с таможенной территории Российской Федерации товара, подлежащего такой сертификации, является обязательным.

Общество подало временную периодическую декларацию для вывоза с таможенной территории Российской Федерации товара - баланса березового, неокоренного, необработанного. Товар заявлен к вывозу в режиме экспорта.
В ходе документальной проверки таможенной декларации и прилагаемых к ней документов таможня установила, что в нарушение положений пункта 5 статьи 153 ТК РФ общество не представило фитосанитарный сертификат на вывозимую продукцию.
Данное обстоятельство послужило таможне основанием для направления обществу требования о представлении документов, подтверждающих запреты и ограничения (фитосанитарный сертификат на весь товар).
Посчитав требование таможни незаконным, общество обратилось в арбитражный суд.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, сделав вывод о правомерности оспариваемого требования таможенного органа. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
Согласно пункту 2 статьи 13 ТК РФ товары, ограниченные к вывозу с таможенной территории Российской Федерации, допускаются к вывозу при соблюдении требований и условий, установленных международными договорами Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 131 ТК РФ подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением в таможенный орган документов, подтверждающих заявленные в таможенной декларации сведения. Это в том числе разрешения, лицензии, сертификаты и (или) иные документы, подтверждающие соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.
Согласно статье 8 Федерального закона от 15.07.2000 N 99-ФЗ "О карантине растений" каждая партия подкарантинной продукции (подкарантинного материала, подкарантинного груза), ввозимой на территорию Российской Федерации или вывозимой с территории Российской Федерации, сопровождается фитосанитарным сертификатом.
При таможенном оформлении товара общество одновременно с таможенной декларацией не представило таможне фитосанитарный сертификат, подтверждающий соответствие вывозимого товара требованиям нормативных документов.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция посчитала, что суд первой инстанции правомерно признал требование таможенного органа о представлении документов в отношении подкарантинной продукции законным (Постановление ФАС СЗО от 16.03.2009 по делу N А13-8991/2008).

При осуществлении таможенного оформления и таможенного контроля таможенные органы и их должностные лица не вправе устанавливать требования и ограничения, не предусмотренные актами таможенного законодательства или иными правовыми актами Российской Федерации.

Общество по внешнеэкономическому контракту на поставку лома и отходов конструкционной стали подало в таможню грузовую таможенную декларацию с целью оформления вывоза поставляемого по контракту товара за пределы таможенной территории Российской Федерации.
Таможенный орган направил заявителю оспариваемое требование, указав на несоблюдение обществом условий выпуска, предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 статьи 149 ТК РФ, и обязав его представить заключение (акт экспертизы) аккредитованной лаборатории о соответствии декларируемого товара ГОСТ 2787-75 либо заключение Ростехнадзора Российской Федерации (его территориального органа) о том, что декларируемый товар не подпадает под действие Постановления Правительства Российской Федерации от 17.07.2003 N 442 "О трансграничном перемещении отходов".
Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества, указав на отсутствие правовых оснований для выставления оспариваемого требования. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
Согласно пункту 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 17.07.2003 N 442 вывоз с территории Российской Федерации опасных отходов, указанных в приложениях N 1 и 2 к Правилам трансграничного перемещения отходов, утвержденным этим Постановлением, осуществляется по лицензии, выдаваемой в установленном порядке Министерством экономического развития и торговли РФ на основании разрешения Министерства природных ресурсов РФ и его территориальных органов на трансграничное перемещение отходов.
В перечни опасных отходов, указанные в приложениях N 1 и 2 к Правилам трансграничного перемещения отходов, включены отходы металлов и сплавов, в состав которых входят сурьма, кадмий, селен, теллур, таллий, мышьяк, соединения мышьяка, ртуть, соединения ртути. Отходы металлов, не содержащие названные компоненты, не относятся к опасным отходам, перемещение которых регулируется Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.07.2003 N 442. Принадлежность товара к перечню отходов определяется его наименованием (физическими и химическими характеристиками).
Из приведенных норм права не следует наличие ограничений для трансграничного перемещения отходов, не отнесенных к опасным отходам, равно как и наличие у лица, их перемещающего, обязанности представлять какие-либо документы (лицензии, сертификаты, экспертные заключения), подтверждающие отсутствие в данных отходах опасных химических элементов.
Общество, осуществляя декларирование вывозимого товара, представило в таможню пакет документов, из которых следует, что в данном товаре не содержится веществ, относящихся к опасным отходам, вывоз которых с таможенной территории Российской Федерации производится при наличии специального разрешения.
При отсутствии соответствующих запретов и ограничений применительно к вывозу спорного товара довод таможни о несоблюдении декларантом условий его выпуска, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 149 ТК РФ, судом кассационной инстанции отклонен (Постановление ФАС СЗО от 28.01.2008 по делу N А13-5166/2007).

Общество на основании контракта ввезло на таможенную территорию Российской Федерации и предъявило к таможенному оформлению по грузовой таможенной декларации в режиме "выпуск для внутреннего потребления" товар - "шины пневматические, для грузового транспорта, бывшие в употреблении, пригодные для восстановления, не отходы".
Таможня в порядке статьи 153 ТК РФ направила в адрес общества требование о предоставлении лицензии Министерства промышленности и торговли РФ либо заключения о возможности безлицензионного ввоза партии шин, бывших в употреблении, по указанной грузовой таможенной декларации. Общество не исполнило названное требование, в связи с чем таможня не осуществила выпуск товаров.
Общество оспорило требование таможни в судебном порядке.
Оспариваемое требование таможни обосновано тем, что общество при таможенном оформлении не представило лицензию Министерства промышленности и торговли РФ, предусмотренную пунктом 2.3 Единого перечня, либо заключение Министерства промышленности и торговли РФ по вопросу выдачи лицензии применительно к ввезенным заявителем товарам.
В пункте 2.3 Единого перечня перечислены наименования и иные признаки товаров - опасных отходов, ограниченных к перемещению через таможенную границу таможенного союза при ввозе и (или) вывозе. В то же время в соответствии с подпунктом 1 пункта 8 Положения к пункту 2.3 Единого перечня под отходами понимаются вещества или предметы, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с экологическим законодательством государств - членов таможенного союза.
Статьей 1 Федерального закона от 24.06.98 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" предусмотрено, что одним из основных критериев отнесения товаров к отходам производства и потребления является утрата ими потребительских свойств.
Таким образом, чтобы отнести пневматические шины, бывшие в употреблении, к товарам, при ввозе которых на таможенную территорию Российской Федерации в силу пункта 2.3 Единого перечня требуется представление лицензии Министерства промышленности и торговли РФ, необходимо в числе прочего определить, утратили ли такие товары потребительские свойства, пригодны ли они для дальнейшей эксплуатации.
Актом экспертизы, имеющимся в материалах дела, подтверждается, что шины пневматические, бывшие в употреблении, предъявленные обществом к таможенному оформлению, не утратили своих потребительских свойств и пригодны для дальнейшей эксплуатации автотранспортом.
Таможня не доказала, что представленный обществом к таможенному оформлению товар утратил потребительские свойства, является отходами применительно к понятиям положения к пункту 2.3 Единого перечня и подлежит лицензированию при его ввозе на таможенную территорию Российской Федерации.
В связи с этим суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что суды правомерно отклонили ссылку таможни на пункт 2.3 Единого перечня в обоснование необходимости безусловного представления при предъявлении к таможенному оформлению пневматических шин, бывших в употреблении, лицензии Министерства промышленности и торговли РФ либо заключения уполномоченного органа (Постановление ФАС СЗО от 22.04.2011 по делу N А56-56352/2010).

 

Привлечение к административной ответственности за несоблюдение запретов и (или) ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию РФ и (или) вывоз товаровс таможенной территории РФ

 

Несвоевременное представление участником внешнеэкономической деятельности в таможню сертификата соответствия в отношении спорного товара не образует объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ.

Общество с целью таможенного оформления ввоза на территорию Российской Федерации товара "светильник напольный, светильник настольный" подало в таможню грузовую таможенную декларацию. Выпуск товара разрешен таможенным органом 10.12.2008.
В ходе проведения мероприятий таможенного контроля таможня установила, что на ввозимый обществом товар не представлен сертификат соответствия, в связи с чем направила в адрес декларанта требование о его представлении в срок до 05.02.2009.
Общество 30.01.2009 направило в таможню письмо и сертификат соответствия, выданный Чеченским центром стандартизации, метрологии и сертификации на период действия с 01.12.2008 по 31.03.2009 о соответствии продукции "светильники настольные, напольные, для использования с лампами накаливания" требованиям нормативных документов. Данные документы согласно почтовому уведомлению получены таможенным органом 03.02.2009.
Постановлением от 18.06.2009 по делу об административном правонарушении общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде штрафа.
Общество оспорило постановление таможни в судебном порядке.
Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявление, сделав вывод об отсутствии в действиях общества вмененного таможенным органом состава административного правонарушения, поскольку заявителем соблюдены установленные ограничения на ввоз товара на таможенную территорию Российской Федерации, и в данном случае фактически имеет место несвоевременное представление сертификата соответствия.
Кассационная инстанция, изучив материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не нашла оснований для удовлетворения кассационной жалобы таможни в связи со следующим.
Подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением в таможенный орган документов, подтверждающих заявленные в таможенной декларации сведения, в том числе разрешений, лицензий, сертификатов и (или) иных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности (статья 131 ТК РФ).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.97 N 1013 (утратило силу с 14 февраля 2010 года) был утвержден Перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации, согласно которому обязательной сертификации подлежали хозяйственные товары, в частности электробытовые товары (кроме элементов и батарей первичных).
Суды первой и апелляционной инстанций установили, что заявителем соблюдены вышеназванные ограничения на ввоз спорного товара на таможенную территорию Российской Федерации. Из материалов дела усматривается, что выданный обществу сертификат действует с 1 декабря 2008 года и подтверждает соответствие ввезенной продукции требованиям нормативных документов, в том числе на дату подачи заявителем грузовой таможенной декларации - 09.12.2008.
Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что в действиях общества отсутствует состав вмененного правонарушения, поскольку несвоевременное представление документов, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений, не образует объективной стороны состава правонарушения, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ, и оставил судебные акты без изменений (Постановление ФАС СЗО от 31.05.2010 по делу N А56-41563/2009).

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС СЗО от 26.02.2010 по делу N А56-41559/2009.

Предъявление к таможенному оформлению аптечки, в состав которой включено лекарственное средство, входящее в номенклатуру сильнодействующих и ядовитых веществ, без представления разрешительных документов на него является основанием для привлечения к административной ответственности по части 1 статьи 16.3 КоАП РФ.

Общество подало в таможню транзитную декларацию для оформления в таможенном режиме "международный таможенный транзит" в числе прочих товара "судовая аптечка в комплекте". В результате таможенного досмотра обнаружено, что судовая аптечка содержит в числе прочего лекарственное средство в ампулах с маркировкой "Диазепам" (10 ампул).
Экспертизой установлено, что жидкость, находящаяся в ампулах, является раствором сильнодействующего вещества диазепам, включенного в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.08.96 N 930 в номенклатуру сильнодействующих и ядовитых веществ, не являющихся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.09.97 N 1219 транзит указанного вещества через территорию Российской Федерации осуществляется с соблюдением установленных правил безопасности на основании разрешений, выдаваемых Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. Общество названное разрешение при таможенном оформлении не представило.
Указанные обстоятельства послужили таможне основанием для возбуждения в отношении общества дела об административном правонарушении. Постановлением таможенного органа общество привлечено к административной ответственности на основании части 1 статьи 16.3 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа.
Общество оспорило постановление таможни в судебном порядке.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества, сделав вывод о том, что таможня не доказала необходимость применять разрешительный порядок к товару, который не ввозится отдельно, а входит в состав ввозимых на таможенную территорию аптечек.
Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, поскольку посчитал, что декларирование аптечки как самостоятельного товара само по себе не освобождает общество от обязанности соблюдать запреты и ограничения, специально установленные Правительством Российской Федерации для транзита через территорию Российской Федерации отдельных лекарственных препаратов, входящих в состав аптечки.
Кассационная инстанция поддержала выводы суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.
Пунктом 2 Положения о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.03.96 N 278, предусмотрено, что ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ осуществляется по лицензиям, выдаваемым Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации, по номенклатуре и в пределах квот, устанавливаемых Правительством Российской Федерации с учетом международных обязательств Российской Федерации.
Товар, заявленный обществом к таможенному оформлению (судовая аптечка), является комплектным, при этом каждая составляющая такого товара обладает самостоятельными потребительскими свойствами и, следовательно, имеет значение для целей правового регулирования (с точки зрения установления запретов неэкономического характера).
Кроме того, под товаром в ТК РФ понимается любое перемещаемое через таможенную границу движимое имущество, а также перемещаемые через таможенную границу отнесенные к недвижимым вещам транспортные средства (подпункт 1 пункта 1 статьи 11 ТК РФ).
Каких-либо исключений, указанных в Постановлении Правительства Российской Федерации от 26.09.97 N 1219 для транзита спорного товара в составе судовой аптечки через территорию Российской Федерации, законодательством Российской Федерации не предусмотрено (Постановление ФАС СЗО от 11.05.2010 по делу N А56-41110/2009).

Если действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, то такое деяние не подлежит квалификации по статье 16.3 КоАП РФ.

Таможенный брокер от имени общества 06.04.2009 подал в таможню грузовую таможенную декларацию для оформления экспорта товара, заявленного как "масса древесная термомеханическая из хвои сосны для использования в качестве сырья для экстракционной промышленности". В графе 33 грузовой таможенной декларации указан код товара согласно Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) - 4701 00 100 0. Товар выпущен таможней 09.04.2009.
По результатам таможенного контроля таможня (исходя из описания и области применения указанного товара) приняла решение о классификации вывезенного обществом товара по другому коду ТН ВЭД и вынесла определение о возбуждении в отношении общества дела об административном правонарушении применительно к части 1 статьи 16.3 КоАП РФ и проведении по нему административного расследования.
Согласно протоколу об административном правонарушении общество заявило в грузовой таможенной декларации сведения о товаре и коде ТН ВЭД, не соответствующие документам, имеющимся в комплекте грузовой таможенной декларации, что послужило основанием для непредставления им таможенному органу лицензии Министерства промышленности и торговли РФ на экспорт товара.
При таких обстоятельствах таможня посчитала, что выявленное нарушение является несоблюдением установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности и не носящих экономического характера запретов и (или) ограничений на вывоз товаров с таможенной территории Российской Федерации, то есть подлежит квалификации по части 1 статьи 16.3 КоАП РФ. Под соответствующим ограничением понимается лицензия Министерства промышленности и торговли РФ согласно приложению N 3 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 06.11.92 N 854 (лекарственное сырье растительного и животного происхождения, товарная позиция 1211 ТН ВЭД).
Постановлением таможни по делу об административном правонарушении общество признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ.
Не согласившись с данным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд.
Проанализировав подготовленные Федеральной таможенной службой Пояснения к ТН ВЭД (товарным позициям 4701 и 1211), с учетом экспертных оценок и содержания технических условий, суды, по мнению кассационной инстанции, сделали правомерный вывод о том, что в данном случае обществом при декларировании заявлен неверный код ТН ВЭД.
В то же время согласно приложению N 2 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 01.07.94 N 758 "О мерах по совершенствованию государственного регулирования экспорта товаров и услуг" лекарственное сырье растительного и животного происхождения, относящееся к товарной позиции (коду) 1211 ТН ВЭД, включено в Перечень товаров, по которым сохраняется особый порядок экспорта.
В приложении N 3 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 06.11.92 N 854 указано, что подлежащее экспорту лекарственное сырье растительного и животного происхождения, отнесенное к коду 1211 ТН ВЭД, осуществляется при наличии лицензии Министерства природных ресурсов и экологии РФ совместно с Министерством здравоохранения РФ.
По мнению кассационной инстанции, апелляционный суд обоснованно указал, что в рассматриваемом случае таможня не представила доказательств того, что экспортируемый обществом товар является товаром, экспорт которого требует соответствующей лицензии.
Как разъяснено в пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", при разграничении административных правонарушений, ответственность за которые установлена частью 3 статьи 16.2 и статьей 16.3 КоАП РФ, следует исходить из того, что по части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ действие подлежит квалификации в том случае, когда несоблюдение указанных запретов и ограничений не связано с заявлением таможенному органу при декларировании недостоверных сведений о товарах и транспортных средствах.
Если же действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений (например поддельного сертификата соответствия), то с учетом исключений, названных в части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.
Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что вопрос о несоблюдении обществом соответствующего ограничения необходимо решать именно в связи с заявлением таможенному органу при декларировании недостоверных сведений. Таможня рассматривала представленные обществом (от имени общества) документы при подаче спорной грузовой таможенной декларации, оценивая содержание таможенной декларации и документального приложения к ней.
Следовательно, таможенный орган неправильно квалифицировал вмененное обществу деяние, что является достаточным основанием для признания незаконным и отмены арбитражным судом решения административного органа о привлечении к административной ответственности (Постановление ФАС СЗО от 14.02.2011 по делу N А44-1589/2010).

Аналогичные выводы содержатся в Постановлениях ФАС СЗО от 14.02.2011 по делу N А44-1780/2010 и от 17.06.2008 по делу N А56-46447/2007 (Определением ВАС РФ от 23.10.2008 N 13395/08 в передаче дела N А56-46447/2007 для пересмотра в порядке надзора отказано).



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру