Товарная контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей

 

Федеральным законом от 07.12.2011 N 420-ФЗ декриминализирована так называемая "товарная контрабанда". Есть, правда, сомнения, не произошло ли это еще раньше - когда таможенное законодательство "потеряло" позитивно-правовое регулирование перемещения товаров через таможенную границу Российской Федерации и вместо этого возникла новая юридическая фикция перемещения товаров через таможенную границу Таможенного Союза? Однако данный вопрос требует отдельного и глубокого анализа, поскольку положительный ответ на него будет означать: в отсутствие специального указания в отечественном законодательстве на правопреемство статуса бывшей таможенной границы Российской Федерации декриминализирована не только товарная, но всякая контрабанда, поскольку признаком ее называлось перемещение через отсутствующую ныне таможенную границу Российской Федерации. Равно придется признать декриминализированным и уклонение от уплаты таможенных платежей, имевшее место до принятия ТК ТС.
Понятно, что такой вывод имел бы крайне негативные последствия для охраны внешнеэкономических и фискальных интересов государства. А потому нам предстоит выработать контраргументы тому утверждению, что, поскольку по действующему уголовному закону незаконное перемещение всяких предметов через таможенную границу Российской Федерации ненаказуемо, в отношении соответствующих деяний, совершенных в период существования такой границы, применяется правило о действии обратной силы уголовного закона.
Напомню, что сходная проблема возникла и при изменении Федеральным законом от 01.07.1994 N 10-ФЗ редакции ст. 78 УК РСФСР 1960 г. и выделении из прежней нормы об ответственности за контрабанду ст. 169.1 УК РСФСР: по ст. 78 УК 1960 г. в ее первоначальной редакции ответственность наступала за незаконное перемещение товаров и пр. через Государственную границу СССР, тогда как ст. 169.1 УК РСФСР и новая редакция ст. 78 УК РСФСР к признакам соответствующих преступлений относили уже перемещение через таможенную границу Российской Федерации. Однако оснований для вывода о декриминализации контрабанды, совершенной до внесения в 1994 г. в уголовное законодательство России названных изменений, не было в силу закрепления статуса Российской Федерации как правопреемника СССР, в том числе в сфере ее внешнеэкономической деятельности. Очевидно, тот же вывод можно сделать и из положений ТК ТС, а также Федерального закона от 27.11.2010 "О таможенном регулировании в Российской Федерации", иных нормативных актов, регулирующих отношения, охраняемые нормами уголовного закона об ответственности за нарушение указанных положений.
Итак, будем исходить из того, что товарная контрабанда перестала быть преступной с момента вступления в силу Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ, а ввиду придания таможенной границе Таможенного Союза статуса таможенной границы Российской Федерации преступность уклонения от уплаты таможенных платежей при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации, имевшего место до вступления в силу ТК ТС, не устранена. Практика ставит вопрос так: означает ли это, что товарная контрабанда в случае ее совершения в предшествующий декриминализации период с целью уклонения от уплаты таможенных платежей может теперь квалифицироваться по ст. 194 УК РФ?
Таким образом, следует, прежде всего, установить соотношение товарной контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей, под которыми понимаются пошлины, налоги и сборы, взимаемые таможенными органами и непосредственно связанные с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, уплата которых является обязательным условием применения таможенных режимов или специальных таможенных процедур. Этот вопрос решен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ так: "Как указано в приговоре, данная схема контрабандного перемещения товара позволяла членам преступного сообщества (преступной организации) перемещать в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации различные товары контрабандным путем, осуществлять их таможенное оформление и выпуск в свободное обращение под видом товаров иных товарных номенклатур, в отношении которых действовали наиболее низкие ставки таможенных платежей, уклоняться, таким образом, от уплаты полагавшихся таможенных платежей, и получать, в результате этого, незаконное обогащение".

Доводы, указанные в кассационных жалобах о том, что одни и те же действия необоснованно дважды квалифицированы судом и как контрабанда, и как уклонение от уплаты таможенных платежей, являются необоснованными. По смыслу закона, составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 188 и 194 УК РФ, различаются по непосредственному объекту и объективной стороне преступления, что исключает идеальную совокупность преступлений. Так, если непосредственным объектом контрабанды является установленный порядок перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ, то непосредственным объектом уклонения от уплаты таможенных платежей является порядок уплаты таможенных платежей в доход государства. Кроме того, действия по уплате таможенных платежей и по перемещению товаров не совпадают по времени, поскольку контрабанда может быть совершена на стадии декларирования, а уклонение от уплаты таможенных платежей - в установленные таможенным законодательством сроки, согласно которому таможенные платежи должны быть уплачены на стадии, предшествующей декларированию" (Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2007 N 39-007-1).

Высказанная Верховным Судом точка зрения обосновывалась и в юридической литературе. Тем не менее практика в немалом числе случаев, ошибочно принимая во внимание конечную цель контрабандного перемещения товаров (лежащую вообще за пределами состава данного преступления), неосновательно ограничивалась квалификацией содеянного только как контрабанды, не расследуя и не вменяя лицу наряду с ней состав уклонения от уплаты таможенных платежей. Потому-то после декриминализации товарной контрабанды и возник поставленный в начале статьи вопрос о возможности изменения обвинения со ст. 188 УК на ст. 194 УК.

Должен сказать, что целью участия в дискуссии о соотношении названных составов преступлений виделось, главным образом, противодействие стремлению ряда ученых охватить деяние, содержавшее состав контрабанды, одним лишь составом уклонения от уплаты таможенных платежей, что неосновательно избавляло бы контрабандистов от более строгих мер ответственности. Угроза же победы той логики, что указанные деяния образуют всего лишь состав уклонения от уплаты платежей (поскольку, мол, незаконное перемещение товаров через таможенную границу направлено именно на неуплату таких платежей), заставляла признать меньшим злом складывавшуюся практику квалификации незаконного перемещения товаров через таможенную границу, сопряженного с уклонением от уплаты таможенных платежей, только как контрабанды (пусть и эта практика на законе, как видно из решения Судебной коллегии и будет обосновано далее, не была). Поэтому и актуализировать данную проблему, оспаривая такую практику, не было смысла, тем более что, как указано выше, сам Верховный Суд стоял на правильных, по моему убеждению, позициях. Однако ситуация, как мы видим, сейчас существенно изменилась: в производстве судов и следственных органов находятся дела по обвинению лица только по ст. 188 УК, тогда как состав преступления, предусмотренного ст. 194 УК, также выполненного этим лицом, ему не вменяется. А это заставляет вернуться к названной проблеме.

Примечание. К сожалению, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.2008 N 6 "О судебной практике по делам о контрабанде" проблема соотношения действия ст. ст. 188 и 194 УК именно в такой ее постановке разрешения не нашла (см. пункт 22 данного документа).

Сначала рассмотрим то утверждение, что содеянное в целом охватывалось только одним из названных составов, если незаконное перемещение через таможенную границу имело своей целью неуплату таможенных платежей. Контраргумент здесь таков: совершение преступления, направленного на облегчение совершения другого преступления, не исключает квалификацию содеянного по совокупности. Скажем, когда убийство направлено на хищение чужого имущества, то разве убийство охватывает состав хищения или, наоборот, хищение поглощает состав убийства? Нет, эти деяния квалифицируются самостоятельно, поскольку их объекты ни в чем не совпадают: жизнь не охраняется нормой об ответственности за хищение, в том числе п. "в" ч. 4 ст. 162 УК, а отношения собственности не защищены нормой об ответственности за убийство, даже квалифицированное признаком сопряженности с разбоем.

Можно ли рассматривать незаконное перемещение товаров через таможенную границу в качестве способа уклонения от уплаты таможенных платежей? Прежде всего, даже в случае, когда объективная сторона одного преступного деяния выполняется посредством деяния, содержащего все признаки иного преступления, вменение идеальной совокупности преступлений вовсе не исключается. Действительно, Пленум считает ненужным квалифицировать мошенничество по совокупности с использованием заведомо подложного документа (Пункты 6 и 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" (хотя мне такое решение не кажется единственно верным, поскольку отношения в сфере порядка управления нормой об ответственности за посягательства на собственность не охраняются)), однако убийство путем поджога дома, в котором находится жертва, он требует расценивать и как умышленное причинение смерти, и как умышленные уничтожение или повреждение имущества (Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем").

А можно ли в принципе рассматривать незаконное перемещение товаров через таможенную границу как способ уклонения от уплаты таможенных платежей? Думается, что ответ на этот вопрос должен быть отрицательным, и вот почему.
Категория уклонения от уплаты обязательных платежей означает только юридическое бездействие, то есть умышленное невыполнение соответствующей конституционной обязанности платить законно установленные платежи. Это однозначно определено в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления". Однако в ст. ст. 198 и 199 УК при описании признаков налоговых преступлений использован оборот "уклонение от уплаты налогов... путем непредставления налоговой декларации или иных документов... либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений...". Но разве может юридическое бездействие осуществляться путем, посредством действия либо другого бездействия? Полагаю, что подобное невозможно формально-логически.
Потому, кстати, не очень правильно, как это делает Пленум в п. 3 названного Постановления, утверждать, что приведенные выше действия и бездействие, названные в ст. ст. 198 и 199 УК, являются именно способами уклонения от уплаты налогов. Точнее было бы толковать описанный в ст. ст. 198 и 199 УК состав преступления как неисполнение соответствующей обязанности, сопряженное с прямым обманом налоговых органов либо с утаиванием от них определенных в законе сведений, необходимых для осуществления этими органами контроля за правильностью исчисления и уплаты налогов.
Но как бы ни понимать связь между неисполнением налоговой обязанности и сопутствующими этому действиями (бездействием), в ст. 194 УК - в отличие от ст. ст. 198 и 199 УК(!) - какого-либо упоминания о таких "способах" вообще нет, содержание запрета включает лишь "уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, совершенное в крупном размере". На этом и построен вывод о том, что предусмотренное ст. 194 УК деяние состоит исключительно в неисполнении соответствующей обязанности, тогда как действия, заключающиеся в перемещении товаров через таможенную границу и сопутствующем ему прямом обмане таможенных органов либо уклонении от контроля с их стороны, в объективную сторону уклонения от уплаты таможенных платежей не входят.
Правда, некоторые сомнения в однозначности такого вывода возникли в связи с тем, что законодатель признал насилие способом уклонения от уплаты налогов (ч. 3 ст. 194 УК в ее новой, действующей ныне, редакции). Вот теперь можно предположить, что незаконное перемещение через таможенную границу товаров с целью неуплаты таможенных платежей является таким же способом преступления, предусмотренного ст. 194 УК, как способы, названные в ст. ст. 198 и 199 УК. Ведь нельзя же просто, не исполняя обязанность, применить к кому-то насилие, значит, оно применяется не в процессе бездействия, каким является неисполнение обязанности по уплате платежей, а в ходе сопутствующих ему действий.
Вместе с тем, даже если признать незаконное перемещение товаров через таможенную границу, сопряженное с обманом таможенных органов или с уклонением от таможенного контроля, способом уклонения от уплаты таможенных платежей, по правилам квалификации содеянное в целом не могло быть квалифицировано только по ст. 194 УК, поскольку этот якобы способ, контрабанда, влек более строгую ответственность, нежели совершаемое будто бы посредством него деяние - уклонение от уплаты таможенных платежей.
С учетом сказанного, контрабанда товаров и уклонение от уплаты таможенных платежей, связанное с перемещением этих товаров через таможенную границу Российской Федерации, не образовывали одного состава преступления, как и указано в приведенном решении Верховного Суда. Вместе с тем и вынесение данного определения, и опубликование обосновывающих такой подход наших с соавторами статей имело место в период, предшествовавший изменению редакции п. "а" ч. 1 ст. 104.1 УК Федеральным законом от 25.12.2008 N 280-ФЗ. В соответствии же с этим Законом к подлежащему конфискации было отнесено имущество, ставшее предметом незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации, ответственность за которое в то время была установлена ст. 188 УК.
На это обстоятельство и обратил внимание Б.В. Волженкин, отметивший такой логический парадокс: с одной стороны, "привлечение к ответственности за уголовно наказуемую контрабанду по ст. 188 УК охватывает и факт имевшей место неуплаты таможенных платежей" (от автора - С этим выводом не согласен по причинам, изложенным выше), но с другой, "представляется неверной сама постановка вопроса о необходимости уплаты таможенных платежей и пошлин, если имела место контрабанда. В этом случае с лица, совершившего... уголовно наказуемую контрабанду... не должны взыскиваться пошлины и удерживаться налоги с контрабандно перемещенных товаров, а сами эти товары подлежат конфискации в доход государства".

Но если вслед за авторитетным криминалистом отказаться признавать возникновение у лица обязанности уплачивать таможенные платежи при контрабандном перемещении товаров через таможенную границу, то окажется неверен первый из приведенных им выводов о том, что контрабанда охватывает неуплату таможенных платежей - такая неуплата означает неисполнение соответствующих обязанностей, а они-то как раз и не возникли. А в условиях, сложившихся после декриминализации товарной контрабанды, принятие взглядов проф. Б.В. Волженкина будет означать невозможность уголовной ответственности в принципе, раз содеянное в тот период не образовывало состава деяния, предусмотренного ст. 194 УК.
И хотя я склоняюсь к тому, чтобы в очередной раз признать правоту Бориса Владимировича, выходом для практики вижу следование не этой логике, а прямому указанию в п. 4 ст. 320 Таможенного кодекса (в действовавшей до принятия ТК ТС редакции) на то, что лица, ответственные за незаконное перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, несут такую же ответственность за уплату таможенных пошлин, налогов, как если бы они выступали в качестве декларанта незаконно вывозимых или незаконно ввезенных товаров.

Сохраняет обязанность уплачивать таможенные платежи в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного Союза даже в случае незаконного их перемещения и ТК ТС. В частности, ст. 81 ТК ТС установлено, что: "В случае незаконного перемещения товаров через таможенную границу с недостоверным декларированием таможенные пошлины, налоги подлежат уплате в размерах, соответствующих суммам таможенных пошлин, налогов, которые подлежали бы уплате на основании достоверных сведений при помещении таких товаров под заявленную таможенную процедуру на день регистрации таможенным органом таможенной декларации, поданной для помещения товаров под таможенную процедуру, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита". И здесь, замечу, не сделано никаких исключений, связанных с тем, что в соответствии со ст. 16.2 КоАП недостоверное декларирование при перемещении товаров через таможенную границу Таможенного Союза может влечь административную санкцию в виде конфискации товаров, явившихся предметами административного правонарушения.
Основываясь же на приведенных положениях ранее действовавшего и современного таможенного законодательства, можно прийти к следующим выводам:
а) товарная контрабанда, совершенная в предшествующий декриминализации период с целью уклонения от уплаты таможенных платежей, должна была квалифицироваться только по ст. 188 УК,
б) сопутствующее контрабанде уклонение от уплаты таможенных платежей (при наличии установленных в законе оснований) должно квалифицироваться самостоятельно, ни оно не охватывало контрабанду, ни контрабанда не поглощала данное деяние,
в) если вопреки изложенному правоприменительными органами к объективной стороне контрабанды было отнесено и уклонение от уплаты таможенных платежей (в обвинении по ст. 188 УК указывался правильно исчисленный размер уклонения, приведены все иные признаки преступления, предусмотренного ст. 194 УК), то сейчас это дает возможность изменить обвинение на ст. 194 УК, прекратив преследование в части обвинения по ст. 188 УК (Исследованию в рамках уголовно-процессуальной проблематики подлежит вопрос о том, каковы процессуальные основания для такого решения, если приговор по делу по ст. 188 УК вступил в законную силу (см. ч. 2 ст. 24 УПК)),
г) если в объективную сторону контрабанды, отраженную в обвинении, правоприменительными органами не было включено уклонение от уплаты платежей, то дело по ст. 188 УК прекращается на основании п. 2 ст. 24 УПК, что не препятствует привлечению лица к ответственности по ст. 194 УК, если, разумеется, не истекли сроки давности уголовного преследования (Вопрос о том, следует ли в этом случае возбудить уголовное дело или достаточно только изменить обвинение с учетом требований ст. 175 УК, также должен решаться учеными-процессуалистами).
 

Сентябрь 2012 г.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру